суббота, 25 января 2020 г.

Стихи о войне

Стихи о блокаде Ленинграда
Дорогие друзья!
27 января - знаменательная для России дата воинской славы – годовщина снятия блокады Ленинграда. В этом году 27 января исполняется 76 лет со дня полного снятия блокады Ленинграда.
Блокада города Ленинграда (ныне Санкт‑Петербург) во время Великой Отечественной войны проводилась немецкими войсками с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года с целью сломить сопротивление защитников города и овладеть им.
Захват Ленинграда для командования германской армии имел огромное политическое и стратегическое значение, был составной частью разработанного нацистской Германией плана войны против СССР — плана «Барбаросса». В нём предусматривалось, что Советский Союз должен быть полностью разгромлен в течение 3—4 месяцев лета и осени 1941 года, то есть в ходе молниеносной войны («блицкрига»). К ноябрю 1941 года германские войска должны были захватить всю европейскую часть СССР. Согласно плану «Ост» («Восток») предполагалось в течение нескольких лет истребить значительную часть населения Советского Союза, в первую очередь, русских, украинцев и белорусов, а также всех евреев и цыган — всего не менее 30 миллионов человек. Ни один из народов, населявших СССР, не должен был иметь право на свою государственность или даже автономию.
Наступление фашистских войск на Ленинград, захвату которого германское командование придавало важное стратегическое и политическое значение, началось 10 июля 1941 года. В августе тяжелые бои шли уже на подступах к городу. 30 августа немецкие войска перерезали железные дороги, связывавшие Ленинград со страной. 8 сентября 1941 года немецко‑фашистские войска овладели Шлиссельбургом и отрезали Ленинград от всей страны с суши. Началась почти 900‑дневная блокада города, сообщение с которым поддерживалось только по Ладожскому озеру и по воздуху.
Блокада Ленинграда стали жестоким испытанием для жителей города.
К началу блокады в городе не имелось достаточных по объёму запасов продовольствия и топлива. Единственным путём сообщения с Ленинградом оставалось Ладожское озеро, находившееся в пределах досягаемости артиллерии и авиации осаждающих, на озере также действовала объединённая военно-морская флотилия противника. Пропускная способность этой транспортной артерии не соответствовала потребностям города. В результате начавшийся в Ленинграде массовый голод, усугублённый особенно суровой первой блокадной зимой, проблемами с отоплением и транспортом, привёл к сотням тысяч смертей среди жителей.
Более подробно – здесь
Блокада Ленинграда была снята полностью в ходе Ленинградско‑Новгородской операции 1944 года. В результате мощного наступления советских войск немецкие войска были отброшены от Ленинграда на расстояние 60‑100 км.

27 января 1944 года стало днем полного освобождения Ленинграда от блокады. В этот день в Ленинграде был дан праздничный салют.
Блокада Ленинграда длилась почти 900 дней и стала самой кровопролитной блокадой в истории человечества: от голода и обстрелов погибло свыше 641 тысячи жителей (по другим данным, не менее одного миллиона человек).

Подвиг защитников города был высоко оценен: свыше 350 тысяч солдат, офицеров и генералов Ленинградского фронта были награждены орденами и медалями, 226 из них присвоено звание Героя Советского Союза. Медалью "За оборону Ленинграда", которая была учреждена  в декабре 1942 года, было награждено около 1,5 миллиона человек.
За мужество, стойкость и невиданный героизм в дни тяжелой борьбы с немецко‑фашистскими захватчиками город Ленинград 20 января 1945 года был награжден орденом Ленина, а 8 мая 1965 года получил почетное звание "Город‑Герой". Федеральным законом "О днях воинской славы и памятных дат России" от 13 марта 1995 года 27 января установлен как День воинской славы России ‑ День снятия блокады города Ленинграда (1944 год).
Памяти жертв блокады и погибших участников обороны Ленинграда посвящены мемориальные ансамбли Пискаревского кладбища и Серафимского кладбища, вокруг города по бывшему блокадному кольцу фронта создан Зеленый пояс Славы.
Предлагаю вашему вниманию подборку стихов, посвященную блокаде Ленинграда.  Эти стихи я нашла на замечательном блоге стихов о войне "Это привал...", который мне порекомендовал Александр Сидоровнин. Искренняя признательность и благодарность за интересный и полезный ресурс!  
Под Шлиссельбургом 
/Глеб Пагирев/
Изрыли снарядами немцы лесок,
Повыбили за две недели.
Но думалось: "Ладно!
Сочтёмся, дай срок, -
Мы тоже недаром сидели".

И вот в предрассветной густой синеве
Пехота броском небывалым
Рванулась вперёд - через лёд по Неве,
По минным полям и завалам.

Орудия били с прибрежных высот,
Вода поднималась столбами.
И раненый молча ложился на лёд,
Ко льду припадая губами.

Вставая и падая в снег на бегу,
Взвалив на себя пулемёты,
Мы лезли на берег, тонули в снегу
И грудью бросались на дзоты.

Короткая очередь, выстрел в упор, -
Так вот она, мера расплаты!
Слова о прощенье - пустой разговор.
Здесь слово имеют гранаты.

Мы вышли на берег. На чёрном снегу
Горели подбитые танки.
Воронки разрывов - на каждом шагу,
И трупы - у каждой землянки.

Ещё не окончен начавшийся бой
И в летопись славы не вписан.
И первые пленные, сбившись гурьбой,
Ещё повторяют: "Нихт шиссен!"*

Мы снова проходим по этим местам
Навстречу боям и тревогам.
По вновь наведенным плавучим мостам,
По вновь проторенным дорогам.

Сухая ветла у скрещенья дорог,
И тропка, бегущая в поле,
И чуть различимый в траве бугорок -
Здесь всё нам знакомо до боли.

Нам эта скупая земля дорога
И лучшей не нужно в награду:
Мы здесь наступали и гнали врага
И здесь мы прорвали блокаду!

* Nicht schießen (нем.) - не стрелять
Сводка Совинформбюро, посвященная прорыву блокады Ленинграда
18 января 1943 года в ходе операции "Искра" был освобожден городок Шлиссельбург. Эта победа стала переломным моментом в битве за Ленинград, ведь она привела к прорыву блокады. И хотя до полного освобождения города на Неве оставался еще целый год, прорыв имел огромное моральное и материальное значение. Самое главное, что с "большой земли" в умирающий от голода город стало поступать продовольствие.

С осени 1941 года единственной ниточкой, связывающей Ленинград с миром, оставалась "Дорога Жизни" - по воде или по льду Ладожского озера. От освобожденного Шлиссельбурга в кратчайшие сроки была построена "Дорога Победы" - переправа через Неву в сторону северной столицы, а в другую сторону железнодорожная ветка до Октябрьской железной дороги. 33 километра путей проложили зимой, через болота и неразорвавшиеся мины, под обстрелами, всего за 17 дней. Первый поезд с едой прибыл в Ленинград уже 7 февраля 1943 года, а всего за ночь по мосту проходило до 35 составов с продовольствием.
Письмо, не отправленное из блокады 
/Владимир Литвишко/
"Полчаса до рассвета. Стоит тишина,
но стволы всех орудий - навстречу врагу.
Этот год нам запомнится словом война
и людьми, что упали, оставшись в снегу.

Был хороший навар с голубей и собак,
да уже и о них умер всякий рассказ.
Пианино сожгли, а оставшийся шлак
никому выносить не под силу из нас.

В этом холоде сходишь внезапно с ума.
За водой, под обстрел, каждый раз до реки...
Недостаточны карточки, знаешь сама.
Перестали встречаться почти старики.

Потихоньку вывозят детей на восток.
Мы в квартире с сестрой остаёмся пока.
Мопассан разгорелся: ура, кипяток!..
Как они там, на льду, под бомбёжкой врага?..

На муку обменяли колечко отца,
что ушёл в ополченье, а мог - по броне.
Неизвестно, кому сколько дней до конца...
Сил совсем не осталось. Лежу на спине.

Но завод наш работает! Город - живёт!
Этот кашель... Так холодно... Где же рассвет?.."

Ленинградский, блокадой измученный год.
И слова человека, которого нет.
Новый год в блокадном Ленинграде 
/Александр Ветров/
Новый год в блокадном Ленинграде.
Собралась на "Ёлку" детвора.
Ель застыла в праздничном наряде,
Словно - не военная пора.

Будто бы ни бомбы, ни снаряды
Заглушить не в силах детский смех.
Малыши такому чуду рады.
И улыбки на устах у всех.

Холод, голод, смерть и разрушенья,
Но мы видим дружный хоровод:
"Зайчики" забылись в те мгновенья,
Весело встречают Новый год.

Малыши смеются, это значит,
Что о них заботятся всерьёз.
Скоро будет всё совсем иначе.
Я скрывать не стану горьких слёз.
В первую блокадную зиму в голодном и холодном Ленинграде оставалось около 300 тысяч детей. Решением Ленгорисполкома с 1 по 10 января 1942 года были проведены новогодние "елки". Детям не только показали спектакли и провели утренники, но и просто накормили их "без вырезки талонов из продовольственных карточек". Выросшие дети блокады всю жизнь вспоминали эти скромные подарки - конфеты из льняного жмыха, гречневую кашу, суп-лапшу, кисель и небывалое чудо - мандарины. Присланные из Грузии мандарины по "дороге жизни" ценой своих жизней доставляли в окруженный город шоферы триста девяностого автобатальона.
Зима 1941—1942. За водой
Канун 1942 года 
/Елена Вечтомова/
Новый год был в семь часов. Позднее
Не пройти без пропуска домой.
Был обстрел. Колючим снегом веял
Смертоносный ветер над Невой.

Стены иней затянул в столовой.
В полушубках, при мерцанье свеч
Мы клялись дожить до жизни новой,
Выстоять и ненависть сберечь.

Горсть скупая драгоценной каши,
Золотое светлое вино -
Пиршество сегодняшнее наше,
Краткое, нешумное оно.

Мы о тех, кто умер, говорили,
Как о тех, кто с нами. В свой черед
Шел обстрел. Снаряды били мимо
Кировского моста. Недолет.

Лед одолевал нас. Лед блокады.
В новом, начинавшемся году
Победить хотел и тот, кто падал -
Не остановиться на ходу.

Так сквозь смерть росли и крепли силы,
Билась жизнь меж ледяных камней.
Мне тогда бы много легче было,
Если б ты подумал обо мне.

Но каким бы счастьем ни встречали
Год другой, встают пред нами в рост
Те друзья, что в гулком темном зале
За победу возглашали тост.
Остановившиеся из-за отсутствия электричества троллейбусы на улице Ленинграда. 1941 год. Фото commons.wikimedia.org
Ленинградские деревья 
/Юрий Воронов/
Им долго жить - зелёным великанам,
Когда пройдёт блокадная пора.
На их стволах - осколочные раны,
Но не найти рубцов от топора.

И тут не скажешь: сохранились чудом.
Здесь чудо или случай ни при чём...
...Деревья! Поклонитесь низко людям
И сохраните память о былом.

Они зимой сжигали всё, что было:
Шкафы и двери, стулья и столы.
Но их рука деревьев не рубила.
Сады не знали голоса пилы.

Они зимой, чтоб как-нибудь согреться -
Хоть на мгновенье, книги, письма жгли.
Но нет садов и парков по соседству,
Которых бы они не сберегли.

Не счесть погибших в зимнее сраженье.
Никто не знает будущих утрат.
Деревья остаются подтвержденьем,
Что, как Россия, вечен Ленинград!

Им над Невой шуметь и красоваться,
Шагая к людям будущих годов.
...Деревья! Поклонитесь ленинградцам,
Закопанным в гробах и без гробов.

Покажется преувеличением история, рассказанная Юрием Вороновым. Но это факт. Умирающие от голода и холода жители блокадного Ленинграда не вырубили ни одного не пострадавшего от бомбежек дерева в Летнем и в Михайловском садах и в других парках. Даже копая там траншеи и разбивая огороды, старались не повредить деревья. Осколочные раны на стволах замазывали дети, работавшие на огородах. И по сей день окаменевшая замазка хранит отпечатки детских пальцев и ладоней. А рядом с Летним дворцом до сих пор растет дуб, который помнит Петра I.
Памятный знак городу-герою Ленинград в Александровском саду. Фото Андрей Черкасский  
Баллада о кукле 
/Анатолий Молчанов/
Груз драгоценный баржа принимала -
Дети блокады садились в неё.
Лица недетские цвета крахмала,
В сердце горе своё.
Девочка куклу к груди прижимала.
Старый буксир отошёл от причала,
К дальней Кобоне баржу потянул.
Ладога нежно детишек качала,
Спрятав на время большую волну.
Девочка, куклу обняв, задремала.
Чёрная тень по воде пробежала,
Два "Мессершмита" сорвались в пике.
Бомбы, оскалив взрывателей жала,
Злобно завыли в смертельном броске.
Девочка куклу сильнее прижала...
Взрывом баржу разорвало и смяло.
Ладога вдруг распахнулась до дна
И поглотила и старых, и малых.
Выплыла только лишь кукла одна,
Та, что девчушка к груди прижимала...
Ветер минувшего память колышет,
В странных виденьях тревожит во сне.
Сняться мне часто большие глазищи
Тех, кто остался на ладожском дне.
Снится, как в тёмной, сырой глубине
Девочка куклу уплывшую ищет.

В ночь на 17 сентября 1941 года буксир "Орел" на барже № 752 (иногда называют № 725) должен был эвакуировать жителей блокадного Ленинграда на другой берег Ладожского озера. Баржа не предназначалась для перевозки людей, к тому же была сильно перегружена. Начавшийся ночью шторм разрушил баржу, а немецкие самолеты начали обстреливать терпящих бедствие людей.
Буксир "Орел" и канонерская лодка "Селемджа" смогли спасти из штормового озера 240 человек, но больше тысячи - курсантов Военно-морских и Ремесленных училищ, Медицинской академии, служащих, членов семей офицеров - поглотили волны холодной Ладоги.
В поселке станции Ладожское озеро в память обо всех погибших на "Дороге Жизни" установлен мемориал "Ладожский курган". А на острове Птинов - памятный камень погибшим 17 сентября 1941 года.

Зеркало 
/Вадим Шефнер/
Как бы ударом страшного тарана
Здесь половина дома снесена,
И в облаках морозного тумана
Обугленная высится стена.

Еще обои порванные помнят
О прежней жизни, мирной и простой,
Но двери всех обрушившихся комнат,
Раскрытые, висят над пустотой.

И пусть я все забуду остальное -
Мне не забыть, как, на ветру дрожа,
Висит над бездной зеркало стенное
На высоте шестого этажа.

Оно каким-то чудом не разбилось.
Убиты люди, стены сметены, -
Оно висит, судьбы слепая милость,
Над пропастью печали и войны.

Свидетель довоенного уюта,
На сыростью изъеденной стене
Тепло дыханья и улыбку чью-то
Оно хранит в стеклянной глубине.

Куда ж она, неведомая, делась
Иль по дорогам странствует каким,
Та девушка, что в глубь его гляделась
И косы заплетала перед ним?..

Быть может, это зеркало видало
Ее последний миг, когда ее
Хаос обломков камня и металла,
Обрушась вниз, швырнул в небытие.

Теперь в него и день и ночь глядится
Лицо ожесточенное войны.
В нем орудийных выстрелов зарницы
И зарева тревожные видны.

Его теперь ночная душит сырость,
Слепят пожары дымом и огнем,
Но все пройдет. И, что бы ни случилось, -
Враг никогда не отразится в нем!
1942 год, Ленинград
Февраль 
/Юрий Воронов/
Какая длинная зима,
Как время медленно крадётся!..
В ночи ни люди, ни дома
Не знают, кто из них проснётся.

И поутру, когда ветра
Метелью застилают небо,
Опять короче, чем вчера,
Людская очередь за хлебом.

В нас голод убивает страх.
Но он же убивает силы...
На Пискарёвских пустырях
Всё шире братские могилы.

И зря порою говорят:
"Не все снаряды убивают..."
Когда мишенью - Ленинград,
Я знаю - мимо не бывает.

Ведь даже падая в Неву,
Снаряды - в нас, чтоб нас ломало.
Вчера там каменному льву
Осколком лапу оторвало.

Но лев молчит, молчат дома,
А нам - по-прежнему бороться,
Чтоб жить и не сойти с ума...
Какая длинная зима,
Как время медленно крадётся.
Ленинграду 
/Эдуард Асадов/
Не ленинградец я по рожденью.
И всё же я вправе сказать вполне,
Что я - ленинградец по дымным сраженьям,
По первым окопным стихотвореньям,
По холоду, голоду, по лишеньям,
Короче: по юности, по войне!

В Синявинских топях, в боях подо Мгою,
Где снег был то в пепле, то в бурой крови,
Мы с городом жили одной судьбою,
Словно как родственники, свои.

Было нам всяко: и горько, и сложно.
Мы знали, можно, на кочках скользя,
Сгинуть в болоте, замёрзнуть можно,
Свалиться под пулей, отчаяться можно,
Можно и то, и другое можно,
И лишь Ленинграда отдать нельзя!

И я его спас, навсегда, навечно:
Невка, Васильевский, Зимний дворец...
Впрочем, не я, не один, конечно, -
Его заслонил миллион сердец!

И если бы чудом вдруг разделить
На всех бойцов и на всех командиров
Дома и проулки, то, может быть,
Выйдет, что я сумел защитить
Дом. Пусть не дом, пусть одну квартиру.

Товарищ мой, друг ленинградский мой,
Как знать, но, быть может, твоя квартира
Как раз вот и есть та, спасённая мной
От смерти для самого мирного мира!

А значит, я и зимой и летом
В проулке твоём, что шумит листвой,
На улице каждой, в городе этом
Не гость, не турист, а навеки свой.

И, всякий раз сюда приезжая,
Шагнув в толкотню, в городскую зарю,
Я, сердца взволнованный стук унимая,
С горячей нежностью говорю:

- Здравствуй, по-вешнему строг и молод,
Крылья раскинувший над Невой,
Город-красавец, город-герой,
Неповторимый город!

Здравствуйте, врезанные в рассвет
Проспекты, дворцы и мосты висячие,
Здравствуй, память далёких лет,
Здравствуй, юность моя горячая!

Здравствуйте, в парках ночных соловьи
И всё, с чем так радостно мне встречаться.
Здравствуйте, дорогие мои,
На всю мою жизнь дорогие мои,
Милые ленинградцы!

27 января 1944 года - День полного освобождения Ленинграда (ныне Санкт-Петербурга) от фашистской блокады, продолжавшейся 872 дня и унесшей жизни более 1,5 миллионов ленинградцев и защитников города.
Салют 27 января 1944 года в честь полного освобождения Ленинграда от блокады. Фото П. Ф. Кудоярова, корреспондента газеты «Комсомольская правда».
Ленинградский салют 
/Полина Каганова/
Как это было? - если спросят,
То я отвечу - Было так:
Взвилась ракет цветная россыпь
И разорвала долгий мрак.

И вмиг на площади Дворцовой
Январский кончился мороз,
И жены, матери и вдовы
Впервые не скрывали слез.

И голубым огнем, и красным
Была Нева озарена,
И становилась неопасной
Опять любая сторона!*

И мальчуган, в войну рожденный,
Впервые видевший салют,
Кричал по-детски восхищенно:
"Победа!
Гитлеру - капут!"

Я утверждать сегодня смею,
Что в этот день, в тот давний год,
Был весь медалями усеян
Мой ленинградский небосвод!

* На многих домах блокадного Ленинграда были нанесены надписи "При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна".
В честь одержанной победы в городе-герое, в 20 часов был произведен салют первой категории - 24 артиллерийских залпа из 324 орудий.

Над лесом взмыла красная ракета... 
/Георгий Суворов/
Над лесом взмыла красная ракета,
И дрогнуло седое море мглы.
Приблизили багровый час рассвета
Орудий воронёные стволы.

От грохота раскалывались тучи,
То опускаясь, то вздымая вверх,
Через Неву летел огонь гремучий -
И за Невою чёрной смертью мерк.

И так всю ночь, не ведая покоя,
Мы не гасили грозного огня.
И так всю ночь за русскою Невою
Земля горела, плавилась броня.

И так всю ночь; гремели батареи,
Ломая доты за рекой во рву,  -
Чтоб без потерь, стремительней, дружнее
Пехота перешла через Неву.

Чтобы скорее в схватке рукопашной
Очистить дорогие берега,
Чтоб, растопив навеки день вчерашний,
Встал новый день над трупами врага.

18 января 1943 года бкада была частично прорвана. И только через год, 27 января 1944 года, город не Неве был полностью освобожден.

8 января 1943 года 
/Елена Вечтомова/
Друг, товарищ, там, за Ленинградом,
Ты мой голос слышал за кольцом.
Дай мне руку! Прорвана блокада.
Сердце к сердцу - посмотри в лицо.

Кровь друзей, взывавшая к отмщенью,
На полотнах полковых знамен.
На века убийцам нет прощенья.
Прорвана блокада. Мы идем!

Мы сегодня снова наступаем,
Никогда не повернем назад...
Сын мой - ленинградец - спит, не зная,
Как сегодня счастлив Ленинград.
1943 год

18 января 1943 года в ходе операции "Искра" была частично прорвана блокада Ленинграда. Эта победа стала переломным моментом в битве за северную столицу. И хотя до полного освобождения города на Неве оставался еще целый год, прорыв имел огромное моральное и материальное значение. Самое главное, что с "большой земли" в умирающий от голода город стало поступать продовольствие.
И рядовой, и комиссар... 
/Николай Куприянов/
И день, и ночь в огне - болото,
Над южной Ладогой - пожар.
А я один остался в роте:
И рядовой, и комиссар.

За рощей "Круглой", в дымке тая,
Горят в огне друзья мои,
Там триста семьдесят шестая
Ведёт с фашистами бои.

Что тут мудрить: "Ребята, к бою!"
Здесь стать героем каждый рад.
Там за Синявино и Мгою -
Многострадальный Ленинград.

И снова Знамя поднял кто-то,
В бой роковой идут полки.
И наша фланговая рота
В десятый раз пошла в штыки.

Упали взводные и ротный.
Один из них - мой лучший друг.
Лишь прах людской в тиши болотной,
И ни души со мной вокруг.

И день, и ночь в огне - болото,
В Синявино - сплошной кошмар.
А я один остался в роте:
И рядовой, и комиссар!

Все три года, пока шла битва за Ленинград, на стратегических Синявинских высотах велись жесточайшие бои. Владение высотами позволяло контролировать обширную территорию шлиссельбургско-синявинского выступа от Ладожского озера на севере до реки Мга на юге, являвшуюся оптимальным местом для прорыва блокады. По данным историков на Синявинских высотах погибло и пропало без вести до 360 тысяч защитников Ленинграда. 
Цветок Жизни 
/Анатолий Молчанов/
По Дороге Жизни - сглаженной, спрямлённой,
Залитой асфальтом - мчит машин поток.
Слева, на кургане, к солнцу устремлённый
Их встречает белый каменный Цветок.

Памятью нетленной о блокадных детях
На земле священной он навек взращен,
И к сердцам горячим всех детей на свете
Он призывом к Дружбе, к Миру обращён.

Тормозни, водитель! Задержитесь, люди!
Подойдите ближе, головы склоня.
Вспомните о тех, кто взрослыми не будет,
Тех, кто детским сердцем город заслонял.

У Дороги Жизни шепчутся берёзы,
Седины лохматит дерзкий ветерок.
Не стыдитесь, люди, и не прячьте слезы,
Плачет вместе с вами каменный Цветок.

Сколько их погибло - юных ленинградцев?
Сколько не услышит грома мирных гроз?
Мы сжимаем зубы, чтоб не разрыдаться.
Чтобы всех оплакать, нам не хватит слёз.

Их похоронили в братские могилы.
Был обряд блокадный, как война, жесток.
И цветов тогда мы им не приносили.
Пусть теперь в их память здесь цветёт Цветок.

Он пророс сквозь камни, что сильней столетий,
Поднял выше леса белый лепесток.
Всей земле Российской, всей земной планете
Виден этот белый каменный Цветок.

В 1968 году на 3-ем километре Дороги Жизни был установлен монумент в память о погибших детях Ленинграда. Он представляет из себя большой каменный цветок, с надписями на всех лепестках.
Морская пехота 
/Юрий Никитенко/
Конец артподготовке, скоро в бой.
На дне окопа чёрные бушлаты,
А мы сидим, сжимая автоматы,
Вдыхая едкий дым передовой.

Ещё чуть-чуть, и мы рванем вперёд,
В тельняшках и с "Полундрою", конечно,
Хоть кажется, что поле бесконечно,
И не умолкнет вражий пулемёт.

Но побежим, нам некуда назад,
От бескозырок ленты сжав зубами,
У мертвых перехватывая знамя,
Только вперёд, за нами Ленинград...

До вражеских позиций добежав,
Оскалив рот в улыбке волчьей, страшной,
С фашистами сойдёмся в рукопашной.
Пусть мало нас, но только крут наш нрав.

Вот так из нас, вчерашних моряков,
Война ковала сталь морской пехоты,
Что не ржавела от крови и пота,
И чёрной лавой шла из берегов,

От Чёрного до Белого морей,
И на пути своём врага сметая,
Всё на алтарь Победы отдавая,
И даже жизни не щадя своей.

И шли вперёд шеренги моряков,
От палуб до окопов, а там в вечность,
Туда, где синь небес и бесконечность,
Чтоб морем любоваться с облаков...

Разведка 
/Леонид Хаустов/
В дело! Кончились все тревоги.
Мы уходим, а ветер такой,
Что связистка, встав на пороге,
Прикрывает глаза рукой.

Мы сливаемся с темью ночи,
Друг за другом идем туда,
Где у гати, меж черных кочек,
Чуть поблескивает вода.

Это вспыхивают ракеты
Над бессонной передовой.
Трассы длинные, как кометы,
Пролетают над головой.

"Языка" на себе тянули,
Выносили из-под огня,
И убило одною пулей
Двух товарищей у меня.

И остались лежать ребята
Там, где в берег стучит Нева.
Нерастраченные гранаты,
Недосказанные слова...

Не увидеть того, что близко,
Лишь теперь я понял с тоской -
Не от ветра телефонистка
Закрывала глаза рукой.
1944 год
Тихвин, 14 октября 1941 года 
/Анатолий Молчанов/
Они были уже далеко от блокады -
Вывозимые в тыл ленинградские дети.
Где-то там, позади, артобстрелов раскаты,
Вой сирен, стук зениток в прожекторном свете,

Надоевшие бомбоубежищ подвалы,
Затемненных домов неживые громады,
Шёпот мам на тревожном перроне вокзала:
"Будет всё хорошо, и бояться не надо!.."

А потом путь по Ладоге, штормом объятой,
Волны, словно таран, били в баржи с разгона.
Наконец, твёрдый берег - уже за блокадой!
И опять пересадка, и снова в вагоны.

Они были уже далеко от блокады,
Всё спокойней дышалось спасаемым детям,
И стучали колёса: "Бояться не надо!
Бояться не надо! Мы едем! Мы едем!"

Поезд встал, отдуваясь, на станции Тихвин.
Паровоз отцепился, поехал пить воду.
Всё вокруг, как во сне, было мирным и тихим...
Только вдруг крик протяжный за окнами: "Воздух!"

"Что случилось?" - "Налёт. Выходите быстрее!.." -
"Как налёт? Но ведь мы же далёко от фронта... " -
"Выводите детей из вагонов скорее!.."
А фашист уже груз сыпанул с разворота.

И опять свист и вой души детские рвали,
Словно дома, в кошмарной тревог круговерти.
Но сейчас дети были не в прочном подвале,
А совсем беззащитны, открыты для смерти.

Взрывы встали стеной в стороне, за домами.
Радость робко прорвалась сквозь страх: "Мимо! Мимо!"
И душа вновь припала к надежде, как к маме -
Ведь она где-то рядом, неслышно, незримо...

А над станцией снова свистит, воет, давит,
Бомбы к детям всё ближе, не зная пощады.
Они рвутся уже прямо в детском составе.
"Мама!.. Ты говорила: бояться не надо!.."

Есть на тихвинском кладбище, старом, зелёном,
Место памяти павших героев сражений.
Здесь в дни воинской славы склоняют знамёна,
Рвёт минуту молчанья салют оружейный.

А в другой стороне в скромной братской могиле
Спят погибшие здесь ленинградские дети.
И цветы говорят, что о них не забыли,
Что мы плачем о них даже в новом столетье.

Помолчим возле них, стиснув зубы упрямо,
Перечтём вновь и вновь скорбный текст обелиска,
И почудятся вдруг голоса: "Мама! Мама!
Приезжай, забери нас отсюда! Мы близко!.."

Когда вокруг Ленинграда сомкнулось блокадное кольцо, из города и области начали эвакуировать жителей. 14 октября 1941 года на станции Тихвин поезд с ранеными солдатами и два поезда с ленинградскими женщинами и детьми были подвергнуты бомбардировке с сотни немецких самолетов. Трагедию усугубили взрывы составов с топливом и боеприпасами - из-за пламени к станции нельзя было подойти несколько часов. Спасая детей и раненых, отдали тогда свои жизни все тихвинские пожарные. Точного числа погибших в тот день никто не знает. Только один эшелон, идущий на Большую землю, эвакуировал примерно 2,5 тысячи человек.
Мемориал "Дети войны" на станции Лычково
Памяти ленинградских детей, погибших на станции Лычково
/Анатолий Молчанов/
Есть места на земле, чьи названия, словно оковы,
Держат в памяти то, что осталось в печальной дали.
Вот таким местом скорби и братства нам стало Лычково -
Небольшое село на краю новгородской земли. 

Здесь в июльский безоблачный день сорок первого года
Враг, нагрянув с небес, разбомбил пассажирский состав -
Целый поезд детей Ленинграда, двенадцать вагонов,
Тех, что город хотел уберечь в этих тихих местах. 

Кто же мог в Ленинграде в тревожном июне представить,
Что фашисты так быстро окажутся в той стороне?
Что детей отправляют не в тыл, а навстречу войне?
И над их поездами нависнут машины с крестами?.. 

Им в прицел было видно, что там не солдаты, не пушки,
Только дети бегут от вагонов - десятки детей!..
Но пилоты спокойно и точно бомбили теплушки,
Ухмыляясь злорадной арийской усмешкой своей. 

И метались по станции в страхе мальчишки, девчонки,
И зловеще чернели над ними на крыльях кресты,
И мелькали средь пламени платьица и рубашонки,
И кровавились детскою плотью земля и кусты. 

Глохли крики и плач в рёве, грохоте, "юнкерсов" гуде,
Кто-то, сам погибая, пытался другого спасти…
Мы трагедию эту во веки веков не забудем.
И фашистских пилотов-убийц никогда не простим. 

Разве можно забыть, как детей по частям собирали,
Чтобы в братской могиле, как павших солдат, схоронить?
Как над ней, не стыдясь, не стесняясь, мужчины рыдали
И клялись отомстить… Разве можно всё это простить! 

На Руси нету горя чужого, беды посторонней,
И беду ленинградцев лычковцы считали своей.
Да кого же убийство детей беззащитных не тронет?
Нету боли страшнее, чем видеть страданья детей. 

Вечным сном спят в Лычкове на кладбище в скромной могиле
Ленинградские дети - далёко от дома и мам.
Но лычковские женщины им матерей заменили,
Отдавая заботы тепло их остывшим телам,

Убирая могилу невинных страдальцев цветами,
Горько плача над ними в дни скорби и славы страны,
И храня всем селом дорогую и горькую память
О совсем незнакомых, безвестных, но всё же родных. 

И воздвигли в Лычкове на площади, возле вокзала,
Скорбный памятник детям, погибшим в проклятой войне:
Перед рваною глыбою - девочка, словно средь взрывов, в огне,
В смертном ужасе к сердцу дрожащую руку прижала…

Говорят, при отливе её капля бронзы слезой побежала
И осталась на левой щеке - до скончания дней. 

А по рельсам бегут поезда. Остановка - Лычково.
Пассажиры спешат поглядеть монумент, расспросить,
Врезать в сердце своё страшной повести каждое слово,
Чтобы лычковскую боль всей страной не забыть, не простить.

Еще до того, как вокруг Ленинграда сомкнулось блокадное кольцо, из города и области начали эвакуировать жителей. 18 июля 1941 года на станции Лычково состав с ленинградскими детьми, их воспитателями и врачами был подвергнут бомбардировке и пулеметному обстрелу с немецких самолетов. Погибло более 2 тысяч детей, возможно, и больше - точного числа погибших никто не знает.

Говорит Ленинград 
/Александр Гентош/
Враг на подступах к Ленинграду,
И кольцо закрывала блокада.
Полыхнула война по городу жарким огнем.
Под разрывами бомб и снарядов
Стало тверже гранита радио,
И стальные секунды начал считать метроном...

В эти годы беды и горя,
Темноты, отчаянья, голода
Как тебе наши души от мрака спасти удалось?
Забывая и боль и голод,
Мы с надеждою ждали твой голос,
Доброй музою нам ты стала, Ольга Берггольц.

Люди, слышите, в этих муках
Родилась блокадная музыка.
И волна по всему восхищенному миру идет.
Говорит Ленинград, слушайте!
Говорит Ленинград, слушайте!
Город выстоит,
                          город борется,
                                                   город живет...
Ольга Берггольц - советская писательница и поэтесса, автор легендарной строки: "Никто не забыт, ничто не забыто".
Находясь в осажденном Ленинграде, потеряв мужа, она не сдавалась сама и помогала бороться всем жителям замерзающего и голодающего города. Работая на радио, она ежедневно читала в эфире свои стихи и стала голосом и совестью блокадного Ленинграда.
Хрономираж 
/Анна Сизова/
Посвящается погибшим в апреле 1942 г. у Мясного бора.
Ты не знаешь, как давит на грудь автомат,
Если носишь без четверти век?
Для врагов и для вас я обычный солдат,
А для матери был - человек.
Я учился, как ты, говорить и читать,
Я, как ты, улыбался и пел.
Знаешь, я, как и ты, не хотел умирать,
Я дожить до Победы хотел.
В этом страшном Бору я был ранен в висок,
Жизнь ушла, как сквозь пальцы вода.
Знаешь, я очень долго поверить не мог,
Что я мёртвый совсем... навсегда.
Ведь я видел, как пали - один за одним -
Те, с кем хлеб я делил и тепло,
Ведь я голос сорвал, причитая по ним,
Пока солнце опять не взошло.
И тогда я пошёл, продираясь сквозь Бор,
Но не чувствовал я ничего.
Знаешь, брат, я зубами скриплю до сих пор
От бессилья того своего!
Да, тогда я не мог им помочь, и сейчас
Вам я тоже помочь не могу.
Я ведь знаю: в Долине вы ищете нас,
Я же вас, как могу, берегу.
Я хожу по пятам, я хочу подсказать,
Но неслышен мой голос во мгле.
Да, братишки, вам нас ещё долго искать,
Пока всех предадите земле.
Ночь ложится в Долину... Пора отдыхать,
Я вас буду беречь до утра.
И не бойтесь - я вас не хочу испугать,
Я желаю Вам только добра.
Долина Смерти у деревни Мясной Бор в Новгородской области. В ходе Любанской наступательной операции с декабря 1941 по июнь 1942 года здесь, на относительно небольшом по площади участке, погибли десятки тысяч советских солдат. Сейчас в районе Мясного Бора ведутся активные работы по поиску и дальнейшему захоронению незахороненных солдат Великой Отечественной войны, погибших при попытке прорвать блокаду Ленинграда. Поисковики говорят, что в том месте часто видят так называемые хрономиражи - призраки погибших солдат.

27 января 1944 года 
/Юрий Воронов/
За залпом залп гремит салют.
Ракеты в воздухе горячем
Цветами пестрыми цветут.
А ленинградцы тихо плачут.

Ни успокаивать пока,
Ни утешать людей не надо.
Их радость слишком велика -
Гремит салют над Ленинградом!

Их радость велика, но боль
Заговорила и прорвалась:
На праздничный салют с тобой
Пол-Ленинграда не поднялось...

Рыдают люди, и поют,
И лиц заплаканных не прячут.
Сегодня в городе салют.
Сегодня ленинградцы плачут...

27 января 1944 года - День полного освобождения Ленинграда (ныне Санкт-Петербурга) от фашистской блокады, продолжавшейся 872 дня и унесшей жизни более 1,5 миллионов ленинградцев и защитников города. В честь одержанной победы в городе-герое, в 20 часов был произведен салют первой категории - 24 артиллерийских залпа из 324 орудий.
Интересные ссылки

4 комментария:

  1. Спасибо, Людмила, за поэтическую подборку о блокаде Ленинграда. Это такая эмоционально трудная тема, которую лучше всего раскрывают стихи.
    Особая благодарность за ссылки на наш блог "ВО!круг книг"))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, здравствуйте!
      Вы правы, тема очень трудная в эмоциональном плане и стихи помогают раскрыть её. А ссылочки на Ваш блог - это просто "палочка-выручалочка", почти любые стихи можно найти и причем, очень качественные. Единственное, что не нашла (может, плохо искала?) стихи о Сталинградской битве. Есть ли они у Вас в блоге? Я бы на них тоже сделала ссылку.
      Спасибо за отзыв и я искренне рада видеть Вас в гостях в блоге. Удачи Вам, успехов, добра и всех благ!

      Удалить
    2. Здравствуйте, Людмила! У нас в блоге пока нет подборки стихов о Сталинградской битве, потому что очень полные подборки есть у Вас, но в нашем блоге мы сделали подборку - несколько стихотворений челябинских (и не только) поэтов, посвященных Сталинграду – Танкограду. С праздником Вас, с годовщиной Сталинградской победы!

      Удалить
    3. Ириночка, здравствуйте!
      Простите, пожалуйста, пропустила Ваш комментарий, сейчас только увидела.
      Это замечательно - стихи местных авторов о Сталинградской битве! Я никак не могу доделать подобную подборку по нашим михайловским поэтам, времени катастрофически не хватает. Такую же хочу сделать к 9 Мая. Эти темы востребованы у нас школьниками и студентами.
      Спасибо за отзыв, за общение.
      Удачи, успехов и вдохновения в работе, добра и прекрасного предвесеннего настроения!

      Удалить

Новинки поэзии

«Ушли на рассвете: Судьба и стихи» -  новая книга Дмитрия Шеварова Дорогие друзья! К 75-летию Победы вышел сборник «Ушли на рассвет...