воскресенье, 20 октября 2019 г.

Поэты – юбиляры года

К 205-летию со дня рождения  М. Ю. Лермонтова
Стихи о поэте
Дорогие друзья!
"Нет, не за то тебя я полюбил,
Что ты поэт и полновластный гений,
Но за тоску, за этот страстный пыл
Ни с кем не разделяемых мучений..."
Константин Бальмонт 
(К Лермонтову)
15 октября исполнилось 205 лет со дня рождения великого русского поэта — Михаила Юрьевича Лермонтова. Юбилей прошел, и многие коллеги отметили его достойно, с любовью к памяти талантливого русского  поэта.
Воистину, за то короткое время (неполные 27 лет), которое было отведено поэту судьбой, Михаилом Юрьевичем Лермонтовым были написаны его замечательные произведения. В этом возрасте большинство литераторов только начинали. В 27 лет Пушкин, с которым так любят сравнивать у нас Лермонтова, не написал ещё ни своей великолепной прозы, ни большинства поэм и сказок, ни полного Евгения Онегина… 
Лермонтов был необычайно одаренным человеком: он играл на скрипке, писал картины, слыл хорошим шахматистом и математиком, знал несколько иностранных языков.
За свои неполные 27 лет Лермонтов создал удивительно много: трагическую пьесу «Маскарад» и первый в русской прозе социально-психологический роман «Герой нашего времени», около 30 поэм (считая неоконченные), более 400 стихотворений. При жизни Лермонтова вышел только один сборник его стихов, куда он отобрал всего 26 своих стихотворений. Он был очень требователен к себе, понимая, что значит публиковать стихи в России после Пушкина. Работал он в литературе всего 13 лет (1828 – 1841 гг.), но успел очень многое. В начале ХIХ века  (в 15 лет!) он предсказал возможную революцию («Настанет год, России черный год, Когда царей корона упадет») и страшную Гражданскую войну («И пища многих будет смерть и кровь»). Эти стихи он записал к себе в ученическую тетрадь. В 14 лет он начал писать «Демона», в 22 – создал драму «Маскарад», полную мудрости, глубины, сложнейших характеров! А сколько интересного осталось в набросках и планах поэта! Всегда возникает чувство огромного сожаления, когда творческий путь и судьба талантливых людей обрываются на взлёте, когда они еще даже не подошли к пику своего гениального творчества…
Предугадал поэт и свою раннюю смерть («Кровавая меня могила ждёт. Могила без молитв и без креста»). Первое захоронение Лермонтова в Пятигорске – обычная плита с именем Михаил. Лишь когда бабушка Елизавета Арсеньева перевезла останки внука в Тарханы, над могилой поэта была возведена часовня.
«И через всю жизнь проносим мы в душе образ этого человека – грустного, строгого, нежного, смелого, благородного, язвительного, застенчивого, наделенного могучими страстями и волей и проницательным беспощадным умом. Поэта гениального и так рано погибшего. Бессмертного и навсегда молодого».
Ираклий Андроников

Сегодня, дорогие друзья, я предлагаю большую подборку стихов о поэте самых разных авторов, как известных, так и малоизвестных широкому кругу читателей. 
Стихи перемежаются картинами разных художников, которые рисовали Лермонтова в разные периоды его жизни. Есть очень интересные работы. Давайте читать стихи о великом русском поэте! Пусть его творчество живет в веках и в памяти благодарных потомков!
Аркадий Барнабов. Лермонтов.
Стихотворения  о  Лермонтове
Мелодия становится цветком,
Он распускается и осыпается,
Он делается ветром и песком,
Летящим на огонь весенним мотыльком,
Ветвями ивы в воду опускается...

Проходит тысяча мгновенных лет
И перевоплощается мелодия
В тяжелый взгляд, в сиянье эполет,
В рейтузы, в ментик, в „Ваше благородие“,
В корнета гвардии — о, почему бы нет ?..

Туман... Тамань... Пустыня внемлет Богу.
— Как далеко до завтрашнего дня!..
И Лермонтов один выходит на дорогу,
Серебряными шпорами звеня».
Георгий Иванов
Автопортрет, 1837.
Евгений Баратынский
Память поэту
Когда твой голос, о поэт,
Смерть в высших звуках остановит,
Когда тебя во цвете лет
Нетерпеливый рок уловит, —

Кого закат могучих дней
Во глубине сердечной тронет?
Кто в отзыв гибели твоей
Стеснённой грудию восстонет,

И тихий гроб твой посетит,
И, над умолкшей Аонидой
Рыдая, пепел твой почтит
Нелицемерной панихидой?

Никто! — но сложится певцу
Канон намеднишним Зоилом,
Уже кадящим мертвецу,
Чтобы живых задеть кадилом.
Р.К. Шведе. М. Ю. Лермонтов на смертном одре 1841 год.
Аполлон Майков
На смерть Лермонтова
И он угас! и он в земле сырой!
Давно ль его приветствовали плески?
Давно ль в его заре, в её восходном блеске
Провидели мы полдень золотой?
Ему внимали мы в тиши, благоговея,
Благословение в нём свыше разумея, —
И он угас, и он утих,
Как недосказанный великий, дивный стих!

И нет его!.. Но если умирать
Так рано, на заре, помазаннику Бога, —
Так там, у горнего порога,
В соседстве звёзд, где дух, забывши прах,
Свободно реет ввысь, и цепенеют взоры
На этих девственных снегах,
На этих облаках, обнявших сини горы,
Где волен близ небес, над бездною зыбей,
Лишь царственный орёл да вихорь беспокойный, —
Для жертвы избранной там жертвенник достойный,
Для гения — достойный мавзолей!
Врублевский Юрий. Юный Лермонтов
Михаил ‪Кузмин‬ ‬‬‬‬
Лермонтову‬
С одной мечтой в упрямом взоре,
На Божьем свете не жилец,
Ты сам — и Демон, и Печорин,
И беглый, горестный чернец.
Ты с малых лет стоял у двери,
Твердя: «Нет, нет, я ухожу», —
Стремясь и к первобытной вере,
И к романтичному ножу.
К земле и людям равнодушен,
Привязан к выбранной судьбе,
Одной тоске своей послушен,
Ты миру чужд, и мир — тебе.
Ты страсть мечтал необычайной,
Но ах, как прост о ней рассказ!
Пленился ты Кавказа тайной, —
Могилой стал тебе Кавказ.
И Божьи радости мелькнули,
Как сон, как снежная метель...
Ты выбираешь — что? две пули
Да пошловатую дуэль.
Поклонник демонского жара,
Ты детский вызов слал Творцу
Россия, милая Тамара,
Не верь печальному певцу.

В лазури бледной он узнает,
Что был лишь начат долгий путь.
Ведь часто и дитя кусает
Кормящую его же грудь.
А.П. Могилевский. Лермонтов на коне. 1964.
Игорь Северянин
Лермонтов‬
Над Грузией витает скорбный дух —
Невозмутимых гор мятежный Демон,
Чей лик прекрасен, чья душа — поэма,
Чьё имя очаровывает слух.
В крылатости он, как в ущелье, глух
К людским скорбям, на них взирая немо.
Прикрыв глаза крылом, как из-под шлема,
Он в девушках прочувствует старух.
Он в свадьбе видит похороны. В свете
Находит тьму. Резвящиеся дети
Убийцами мерещатся ему.

Постигший ужас предопределенья,
Цветущее он проклинает тленье,
Не разрешив безумствовать уму.
1926
Борис Семенов. Лермонтов на Бермамыте
Константин ‪‎Бальмонт‬‬‬‬‬
К Лермонтову‬
Нет, не за то тебя я полюбил,
Что ты поэт и полновластный гений,
Но за тоску, за этот страстный пыл
Ни с кем не разделяемых мучений,
За то, что ты нечеловеком был.
О, Лермонтов, презрением могучим
К бездушным людям, к мелким их страстям,
Ты был подобен молниям и тучам,
Бегущим по нетронутым путям,
Где только гром гремит псалмом певучим.

И вижу я, как ты в последний раз
Беседовал с ничтожными сердцами,
И жёстким блеском этих тёмных глаз
Ты говорил: «Нет, я уже не с вами!»
Ты говорил: «Как душно мне средь вас!»
М. Лермонтов в штатском сюртуке. 1840. Петр Заболотский.
Анна ‪‎Ахматова‬‬‬‬‬‬
Здесь Пушкина изгнанье началось
И Лермонтова кончилось изгнанье.
Здесь горных трав легко благоуханье,
И только раз мне видеть удалось
У озера, в густой тени чинары,
В тот предвечерний и жестокий час —
Сияние неутолённых глаз
Бессмертного любовника Тамары.
1927, Кисловодск
Будкин Филипп Осипович (1804 - 1850). Портрет Михаила Юрьевича Лермонтова. 1834 год.
Борис Слуцкий 
Слава Лермонтова
Дамоклов меч
разрубит узел Гордиев,
расклюет Прометея вороньё,
а мы-то что?
А мы не гордые.
Мы просто дело делаем своё.
А станет мифом или же сказаньем,
достанет наша слава до небес —
мы ко своим Рязаням и Казаням
не слишком проявляем интерес.
Но "Выхожу один я на дорогу"
в Сараево, в далёкой стороне,
за тыщу вёрст от отчего порога
мне пел босняк,
и было сладко мне.
Морозов Эдуард. Лермонтов
Юрий Кублановский.
Посвящается Лермонтову
Мира и забвенья
Не надо мне!
Л.
В альпийском леднике седеющем подснежник
разбуженный угас.
Мир сердцу твоему, хромающий мятежник!
И прежде и сейчас
от выщербленных плит кавказской цитадели
не близок путь.
Печальные глаза с овальной акварели
закрой когда-нибудь.
В испарине скакун, армейская рубаха,
омытый солью стих.
Но твой жестокий смех сжимал сердца от страха
на водах у больных.
Ты зримо презирал актёрские повадки
державного паши.
Но молния сожгла походную палатку
твоей души.
...Не голубой мундир своею чёрной кровью
смывает желчный грим с усталого лица,
а Демон, наконец, спустился к изголовью
взглянуть на своего творца.
1977
Граблевская О.Б. Портрет М.Ю. Лермонтова.
Юрий Левитанский. 
Кое-что о моей внешности
Я был в юности — вылитый Лермонтов.
Видно, так на него походил,
что кричали мне — Лермонтов! Лермонтов! —
на дорогах, где я проходил.

Я был в том же, что Лермонтов, чине.
Я усы отрастил на войне.
Вероятно, по этой причине
было сходство заметно вдвойне.

Долго гнался за мной этот возглас.
Но, на некий взойдя перевал,
перешёл я из возраста в возраст,
возраст лермонтовский миновал.

Я старел, я толстел, и с годами
начинали друзья находить,
что я стал походить на Бальзака,
на Флобера я стал походить.

Хоть и льстила мне видимость эта,
но в моих уже зрелых летах
понимал я, что сущность предмета
может с внешностью быть не в ладах.

И тщеславья — древнейшей религии —
я поклонником не был, увы.
Так что близкое сходство с великими
не вскружило моей головы.
Но как горькая память о юности,
о друзьях, о любви, о войне,
всё звучит это — Лермонтов! Лермонтов! —
где-то в самой моей глубине.
Михаил Лермонтов. Художник Евгений Мешков
Евгений ‪Евтушенко‬. 
Баллада о шефе жандармов и о стихотворении Лермонтова «На смерть поэта»‬‬‬‬‬
Я представляю страх и обалденье,
когда попало в Третье отделенье
«На смерть Поэта»...
Представляю я,
как начали все эти гады бегать,
на вицмундиры осыпая перхоть,
в носы табак спасительный суя.
И шеф жандармов — главный идеолог,
ругая подчинённых идиотов,
надел очки... Дойдя до строк: «Но есть,
есть Божий суд, наперсники разврата...» —
он, вздрогнув, огляделся воровато
и побоялся ещё раз прочесть.

Уже давно докладец был состряпан,
и на Кавказ М.Лермонтов запрятан,
но Бенкендорф с тех пор утратил сон.
Во время всей бодяги царедворской —
приёмов, заседаний, церемоний:
«Есть Божий суд...» — в смятенье слышал он.

«Есть Божий суд...» — метель ревела в окна.
«Есть Божий суд...» — весной стонала Волга
в раздольях исстрадавшихся степных.
«Есть Божий суд...» — кандальники бренчали.
«Есть Божий суд...» — безмолвствуя, кричали
глаза скидавших шапки крепостных.
И шеф, трясясь от страха водянисто,
украдкой превратился в атеиста.
Шеф посещал молебны, как всегда,
с приятцей размышляя в кабинете,
что всё же Бога нет на этом свете,
а значит, нет и Божьего суда.

Но вечно
надо всеми подлецами —
жандармами, придворными льстецами, —
как будто их грядущая судьба,
звучит с неумолимостью набата:
«Есть Божий суд, наперсники разврата...
Есть Божий суд... Есть грозный судия...»

И если даже нет на свете Бога,
не потирайте руки слишком бодро:
вас вицмундиры ваши не спасут,—
придёт за всё когда-нибудь расплата.
Есть Божий суд, наперсники разврата,
и суд поэта — это Божий суд!
И вы не смоете всей вашей черной кровью… Офорт. 1991. Из цикла Венок М.Ю. Лермонтову. Вацлав Зелинский
Анатолий Жигулин. ‪‎‬‬‬‬
Стихи‬‬
Когда мне было
Очень-очень трудно,
Стихи читал я
В карцере холодном.
И гневные, пылающие строки
Тюремный сотрясали потолок:

«Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи!..»

И в камеру врывался надзиратель
С испуганным дежурным офицером.
Они орали:
— Как ты смеешь, сволочь,
Читать
Антисоветские
Стихи!
1962
Поэт и гарцующий император. Мир поэта. Вацлав Зелинский
Борис Чичибабин
Пушкин и Лермонтов
Никнет ли, меркнет ли дней синева —
на небе горестном
шепчут о вечном родные слова
маминым голосом.
Что там — над бездною судеб и смут,
ангелы, верно, там?
Кто вы, небесные, как вас зовут?
— Пушкин и Лермонтов.
В скудости нашей откуда взялись,
нежные, во свете?
— Всё перевесит блаженная высь…
— Не за что, Господи!
Сколько в стремнины, где кружит листва,
спущено неводов, —
а у ранимости лика лишь два —
Пушкин и Лермонтов.
Детский, о Боже, младенческий зов…
Черепом — в росы я…
Здесь их обоих — на месте, как псов,
честные взрослые.
Вволю ль повыпито водочки злой,
пуншей и вермутов?
Рано вы русскою стали землёй,
Пушкин и Лермонтов.
Что же в нас, люди, святое мертво?
Кашель, упитанность.
Злобные алчники мира сего,
как же любить-то нас?
Не зарекайтесь тюрьмы и сумы —
экая невидаль!
Сердцу единственный выход из тьмы —
Пушкин и Лермонтов.
Два белоснежных, два тёмных крыла,
зори несметные, —
с вами с рожденья душа обрела
чары бессмертия.
Господи Боже мой, как хорошо!
Пусто и немотно.
До смерти вами я заворожен,
Пушкин и Лермонтов.
Крохотка неба в тюремном окне…
С кем перемолвитесь?..
Не было б доли, да выпала мне
вечная молодость.
В дебрях жестокости каждым таясь
вздохом и лепетом,
только и памяти мне — что о вас,
Пушкин и Лермонтов.
Страшно душе меж темнот и сует,
мечется странница.
В мире случайное имя «поэт»
в Вечности славится.

К чуду бессуетной жизни готов,
в радость уверовав,
весь я в сиянии ваших стихов,
‎Пушкин‬ и ‪‎Лермонтов‬.‬‬‬‬‬
Кончаловский Петр Петрович. Лермонтов на почтовой станции. 1941-46.j
Игорь Шкляревский
Земные взоры Пушкина и Блока
Устремлены с надеждой в небеса,
А Лермонтова чёрные глаза
С небес на землю смотрят одиноко.
Дмитрий Фёдоров. Лермонтов в походе на Кавказ
Ярослав Смеляков
Я смутно помню тот огромный зал,
Где, опершись на белую колонну,
Средь подлецов, отличьями клеймённых,
Как чужестранец, Лермонтов стоял.
Чистяков Юрий. М. Лермонтов. Снега Кавказа
Николай Глазков
О Лермонтове что сказать могу?
Люблю его могучую строку,
Есенин поравняться с ним не смог.
Чту чудо. Только он сумел взойти
К таким высотам лет до тридцати —
Единственный в шестнадцать лет пророк!

М.С. Решетнев. Лермонтов на Кавказе 1995
Леонид Хаустов
Словно по велению народа
И убитый он заговорил.
Пушкин жил ещё четыре года,
Потому что Лермонтов творил.

Лермонтов  на Кавказе
Белла ‪‎Ахмадулина‬‬‬‬‬‬
Глубокий нежный сад, впадающий в Оку,
стекающий с горы лавиной многоцветья.
Начнёмте же игру, любезный друг, ау!
Останемся в саду минувшего столетья.

Ау, любезный друг, вот правила игры:
не спрашивать зачем и поманить рукою
в глубокий нежный сад, стекающий с горы,
упущенный горой, воспринятый Окою.

Попробуем следить за поведеньем двух
кисейных рукавов, за блеском медальона,
сокрывшего в себе... ау, любезный друг!..
сокрывшего, и пусть, с нас и того довольно.

Заботясь лишь о том, что стол накрыт в саду,
забыть грядущий век для сущего событья.
Ау, любезный друг! Идёте ли? — Иду. —
Идите! Стол в саду накрыт для чаепитья.

А это что за гость? — Да это юный внук
Арсеньевой. — Какой? — Столыпиной. — Ну, что же,
храни его Господь. Ау, любезный друг!
Далекий свет иль звук — чирк холодом по коже.

Ау, любезный друг! Предчувствие беды
преувеличит смысл свечи, обмолвки, жеста.
И, как ни отступай в столетья и сады,
душа не сыщет в них забвенья и блаженства.

Врубель Михаил Александрович. Дуэль Печорина с Грушницким. Черная акварель. 1890-91.
Белла ‪‎Ахмадулина‬
Дуэль
И снова, как огни мартенов,
Огни грозы над темнотой.
Так кто же победил — Мартынов
Иль Лермонтов в дуэли той?
Дантес иль Пушкин?
Кто там первый?
Кто выиграл и встал с земли?
Кого дорогой этой белой
На чёрных санках повезли?
Но как же так? По всем приметам,
Другой там победил, другой,
Не тот, кто на снегу примятом
Лежал кудрявой головой.
Что делать, если в схватке дикой
Всегда дурак был на виду.
Меж тем как человек великий,
Как мальчик, попадал в беду?
Чем я утешу поражённых
Ничтожным превосходством зла,
Прославленных и побеждённых
Поэтов, погибавших зря?
Я так скажу: не в этом дело,
Давным-давно, который год
Забыли мы иль проглядели,
Но всё идет наоборот!
Мартынов пал под той горою,
Он был наказан тяжело,
И вороньё ночной порою
Его терзало и несло.
А Лермонтов зато — сначала
Всё начинал и гнал коня,
И женщина ему кричала:
«Люби меня, люби меня!»
Дантес лежал среди сугробов,
Подняться не умел с земли,
А мимо медленно, сурово,
Не оглянувшись, люди шли.
Он умер или жив остался —
Никто того не различал.
А Пушкин пил вино, смеялся,
Ругался и озорничал.
Стихи писал, не знал печали,
Дела его прекрасно шли,
И поводила всё плечами,
И улыбалась Натали.
Для их спасения — навечно
Порядок этот утверждён.
И торжествующий невежда
Приговорён и осуждён!
К. Сидоров. Лермонтов. Дуэль.
Александр Сазонов 
Я правды ничем не нарушу,
Сказав, что под стать колдуну,
Он с детства берёт вашу душу
И держит до смерти в плену.
Характер, как порох, —
Не трогай!
Быть может, отсюда и дар?
Но раньше гусарили много,
А он — не бездумный гусар.
По чёрному небу России
Мелькнул он, судья и пророк,
И веру в мятежные силы,
Тоску по свободе зажёг...

История судит престрого.
Его – опасался и царь:
Бунтарили русские много,
А этот – особый бунтарь.
Под пули его – непоклона!
Убийце – негласный почёт.
Рабы-охранители трона
Не знали, что он не умрёт.
Но скинули деспотов страны,
Потомки рассеяли тьму.
И люди, как в Мекку, в Тарханы
Идут поклониться ему.
Святая для русских дорога…
Законная гордость в груди…
В России поэтов много,
А Лермонтов –
Один!

М. Ю. Лермонтов после валерикского боя. Пален Д. П. 
23 июля 1840 г. 
Виктор Агапов
Часто сказки весенней листвы
Мальчик слушал в саду предвечернем.
Белой чайкой взлетали качели
В бесконечный простор синевы.
И окрестность раскрасить успев,
Вечер тихо склонялся над вязом...
И входил мальчуган черноглазый
В нерастраченный говор дерев.

Портрет М.Ю. Лермонтова. Работа юной художницы Надежды Стукаловой, 15 лет
Диомид Костюрин
Костер горит, огонь мерцает.
Закат за речкою потух.
И юнкер Лермонтов читает
«Молитву юнкерскую» вслух.
И юнкера в ответ хохочут,
И кто-то «браво» говорит.
Отбой трубит начало ночи.
И лагерь дремлет, лагерь спит.
А Лермонтову всё не спится,
И слушает он не спеша,
Как время ширится и длится,
Как к небу тянется душа!
Вот он постель свою оставил
И улыбнулся тишине.
И у Мартынова поправил
Подушку, сбитую во сне.

А. Челышев. Лермонтов-юнкер
Евгений Евтушенко. 
Лермонтов
О ком под полозьями плачет
сырой петербургский ледок?
Куда этой полночью скачет
исхлёстанный снегом седок?
Глядит он вокруг прокажённо,
и рот ненавидяще сжат.
В двух карих зрачках пригвождённо
два Пушкина мёртвых лежат.
Сквозь вас, петербургские пурги,
он видит свой рок впереди,
ещё до мартыновской пули,
с дантесовской пулей в груди.
Но в ночь — от друзей и от черни,
от впавших в растленье и лень —
несётся он тенью отмщенья
за ту неотмщённую тень.
В нём зрелость не мальчика — мужа,
холодная, как остриё.
Дитя сострадания — муза,
но ненависть — нянька её.
И надо в дуэли доспорить,
хотя после стольких потерь
найти секундантов достойных
немыслимо трудно теперь.

Но пушкинский голос гражданства
к барьеру толкает: «Иди!»
...Поэты в России рождались
с дантесовской пулей в груди.

На светском балу. Офорт. 1991 Из цикла Венок М.Ю. Лермонтову. Вацлав Зелинский
Николай ‪‎Рубцов‬. 
Дуэль‬‬‬‬‬
Напрасно
дуло пистолета
Враждебно целилось в него;
Лицо великого поэта
Не выражало ничего!
Уже давно,
как в Божью милость,
Он молча верил
в смертный рок.
И сердце Лермонтова билось,
Как в дни обидчивых тревог.
Когда же выстрел
грянул мимо
(Наверно, враг
Не спал всю ночь!),
Поэт зевнул невозмутимо
И пистолет отбросил прочь..

М. Лермонтов. Ираклий Тоидзе
Ярослав Смеляков. 
На поверке
Бывают дни без фейерверка,
Когда огромная страна
Осенним утром на поверке
Все называет имена.
Ей нужно собственные силы
Ума и духа посчитать.
Открылись двери и могилы,
Разъялась тьма, отверзлась гладь.
Притихла ложь, умолкла злоба,
Прилежно вытянулась спесь.
И Лермонтов встаёт из гроба
И отвечает громко: «Здесь!»

О, этот Лермонтов опальный,
Сын нашей собственной земли,
Чьи строки, как удар кинжальный,
Под сердце самое вошли!
Он, этот Лермонтов могучий,
Сосредоточась, добр и зол,
Как бы светящаяся туча,
По небу русскому прошёл.

Ссыльный поэт М. Ю. Лермонтов  в форме Нижегородского драгунского полка. Акварельный портрет работы Т. А. Мавриной
Николай Зиновьев. 
Парус Лермонтова
В бурю страсти однажды ввергнутый,
он вселенскую смёл тоску —
парус белой рубахи Лермонтова
с алым следом в левом боку!
Мир тебе, Человекопарус!
Самый чистый причал мечты,
на земле не нашедший пары,
может, парус последний ты.
Не летучий голландец призрачный,
а реальный в русской душе,
нас лечить красотою призванный
в безнадёжнейшем мираже!
Белый угол. Князь горизонта —
за чертою, где тают льды.
Дух расстрелянного Лермонта,
белый-белый клочок беды…
Ослепительно одинокий,
наскитавшись в пути своём,
не нашёл ты в стране далёкой
то, что кинул в краю родном.
И волнуется море шалое.
Нет поэта. Лишь даль поёт.
Лишь пятно на рубахе алое
так безумно быстро растёт…
2004

Портрет Михаила Лермонтова. Николай Ульянов
Сергей Марков
Вселенная томится в тёмном сне
Но льются воды, и трепещут лозы
И звёзды в недоступной вышине
Сверкают, словно демоновы слёзы.
И шепчет рок: «Едва ли счастлив тот,
Кому величье — как печать проклятья,
Кого бессмертье алчное влечёт
В могучие и страшные объятья.
Ты встал над прахом вероломных лет
Угрюмой песней, думой вдохновенной,
Ты — радуга, ты — незабвенный свет,
И властелин, и пасынок вселенной...»
И вечный лёд, и снег, и облака,
И вздохи ветра над холодной чащей...
Бессонница, орлиная тоска
И ощущенье высоты томящей.
И что осветит утро бытия,
Сверкнёт пред взором сумрачным поэта —
Лезгинской сабли скользкая змея
Иль первый отблеск горного рассвета?

М. Лермонтов. Даниил Фёдоров. 2007 г.
Наталия Серафимова
Без матери быть от рожденья —
Не слишком завидный удел.
Поэт не хотел сожаленья
И маску на душу надел.
Насмешливый, нервный характер,
Угрюмость и маленький рост.
Не с каждым при личном контакте
Бывал он приятен и прост.
Шипела и пыжилась серость,
Сама не имея лица.
О, как им унизить хотелось
Несносного сверхгордеца.
Что им до великого дара,
До жгучей, летящей строки.
И вот затевается свара
И взводятся снова курки.
Была бы натура иная,
Продлились бы ясные дни...
Но звёзды орбит не меняют,
Иначе не звёзды они.

Портрет Лермонтова. И. Глазунов.
Пётр Семынин
Когда перед фронтом сумрачных гор
Он был расстрелян почти в упор,
Когда навеки его глаза
Замкнулись железным сном,-
Дымясь, большая, как ночь, гроза
Разверзлась над Машуком.
То были не молнии - огненный лес,
Слепящего гнева порыв,
Как будто кожу содрали с небес,
Все нервы вдруг обнажив.
Так, потрясён от вершин до корней,
В тот безысходный час
Над гибелью песни и славы своей
Рыдал белоглавый Кавказ.

Реквием. Из цикла Венок М.Ю. Лермонтову, 1991 год. Вацлав Зелинский. 
Светлана Барышева
Он рисовал в альбом не профиль милый:
портрет — три четверти — был полон скрытой силы:
испанец, живший сотни лет назад,
вернулся в день, похожий на стеклянный:
зима, от снега белые Тарханы
и мальчика обрадованный взгляд.
Он не художник. Выбрал наугад
он образ гранда с цепью филигранной:
об этом предке, покорявшем страны,
в семье отца нередко говорят:
Соратник Альба, сам аристократ,
его страшился Альбион туманный,
его кляли и кратко, и пространно...
...врагам назло, удачлив и богат,
в жестоких битвах шрамами изранен,
отмечен королевскими дарами...
А мальчик смотрит в сонный тихий сад
и чувствует жару, и ветер пряный,
и сумрачной Кастилии туманы,
и андалузских лавров аромат.
Ему с дворнёй общаться не велят,
а маменька — скончалась слишком рано
и бабушка Арсеньева упрямо
твердит, что в этом папа виноват.
Когда бы у него был старший брат,
они бы вместе застеклили в раму
реальный облик Лерма: гордый, славный,
веками воплощающий азарт
эпохи авантюр и древних карт...

Он рисовал в альбом не профиль нежный:
без чёрной шляпы под плюмажем белоснежным,
был старый герцог вновь запечатлён,
но только не придворным живописцем,
а тем, кто зримо сущности и лица,
вне всяких расстояний и времён,
с талантом гениального провидца,
умел создать. В рассказанном о нём
так мало — настоящих очевидцев,
как будто жизни краткие страницы
обожжены невидимым огнём...

Николай Устинов - мастер графической пейзажной лирики. Илл.  к стихотворению Лермонтова "Выхожу один я на дорогу".
Николай Зиновьев. 
Тарханы
Печально-зелёным раздольем звеня,
Тарханы всплывают средь белого дня.
Там храбрый невольник великой судьбы,
причина печали — в минутах ходьбы.

Вот храм у дороги. Ограды овал.
Он словно их только что нарисовал.
И эту сейчас разорвёт акварель
чужое, нерусское слово — дуэль!

Часовня холодная. Пламя свечи.
Здесь кто-то от вечности спрятал ключи.
Спи, Лермонтов, с болью один на один.
Спи, матушки Родины праведный сын.
Спи, Лермонтов, слова волшебного друг.
Не муж, не отец, только бабушкин внук.

Так будь же на троне российских стихов
один цесаревич во веки веков!
2006

Картина К. Федотова, 1997 год. Тарханы. Печальные вести.j
Феликс Кривин
Стал Четырнадцатый Сорок первым,
Посолиднел, вошел в лета.
И не стало поэта Лермонтова,
Там, где Лермонтов был, — пустота.
Незначительное перемещение:
Цифра задняя вышла вперед…
Может, смерть — это то же рождение,
Но прочитанное наоборот?
Одноглазо в живое тычется
Пистолет, начиненный свинцом.
Сорок первый,
Бывший Четырнадцатый,
Был началом,
А стал концом.
Был рассветом,
А стал затмением.
Цифры те же, а сам — не тот,
Из счастливого года рождения
Перекроенный смертный год.
А какой еще болью вырвется,
Горем выльется
Век спустя,
В Сорок первом,
Как и в Четырнадцатом:
— Там, где жизнь была,
Пустота!

Маргарита Сюрина Портрет Михаила Лермонтова. 2014.
Владимир Корнилов
Дорога вьётся пропылённой лентою,
То вверх ползёт, то лезет под откос.
И засыпает утомлённый Лермонтов,
Как мальчик, не убрав со лба волос.

А солнце жжёт. И, из ущелья вынырнув,
Летит пролётка под колёсный шум,
Под горный шум, под пистолет Мартынова
На молньями играющий Машук.

…Когда с собой приносишь столько мужества,
Такую злобу и такую боль, —
Тебя убьют, и тут-то обнаружится,
Что ты и есть та самая любовь.

Тогда судьба растроганною мачехой
Склоняется к простреленному лбу,
И по ночам поэмы пишут мальчики,
Надеясь на похожую судьбу.
Источник
Иллюстрация к книге Т. А. Ивановой Лермонтов на Кавказе.
Коста Хетагуров
Памяти М. Ю. Лермонтова
Зачем, поэт, зачем, великий гений,
Явился ты так рано в этот мир,
Мир рабства, лжи, насилья и гонений,
Мир, где царил языческий кумир?..
Зачем судьба с таким ожесточеньем
Гнала тебя из-за пустых интриг
Трусливых бар, взлелеянных бездельем,
Когда клеймил их твой могучий стих?
Ты нужен был не царству бар и рабства,
А вот теперь, когда талантов нет,
Когда нас всех заело декадентство,
О, если бы ты жил теперь, поэт!
Твой мощный стих, могучие аккорды
Рассеяли б остаток прежней тьмы, —
Тогда бы по пути добра, любви, свободы
Пошли бы за тобой вперед со славой мы.
Портрет М.Ю. Лермонтова. Фототипия 1884 года Мартина Шерера и Богдана Набгольца по оригиналу И.А. Астафьева 1883 г.
Валерий Брюсов
К портрету М. Ю. Лермонтова
Казался ты и сумрачным и властным,
Безумной вспышкой непреклонных сил;
Но ты мечтал об ангельски-прекрасном,
Ты демонски-мятежное любил!
Ты никогда не мог быть безучастным,
От гимнов ты к проклятиям спешил,
И в жизни верил всем мечтам напрасным:
Ответа ждал от женщин и могил!
Но не было ответа. И угрюмо
Ты затаил, о чем томилась дума,
И вышел к нам с усмешкой на устах.
И мы тебя, поэт, не разгадали,
Не поняли младенческой печали
В твоих как будто кованых стихах!
Портрет писателя М.Ю. Лермонтова. Павел Бунин
Минеев В.
Лермонтов
Любой мудрец – он циник по неволе.
А если мудрость в юные года
Дана тебе, как тягостная доля,
То жизнь твоя – дорога в никуда.
Он это знал. Всегда! И был, как ветер, –
Свободный. Гордый. Часто просто злой.
Как демон, что летал по белу свету,
Не принятый ни небом, ни землёй.
И, понимая всё, что движет миром,
Творил легко, изящно, на века…
Среди людей не находя кумиров,
Искал их там, где солнце, облака…
Всегда желая вырваться из круга,
Как храбрый воин, вечно рвался в бой.
И только глупый странный выстрел друга
Помог ему и подарил покой.
М.Ю. Лермонтов в сюртуке Тенгинского пехотного полка, 1942 год Сергей Зарянко
Городницкий Александр
Продает фотограф снимки,
О горах толкует гид.
На Эльбрус, не видный в дымке,
Молча Лермонтов глядит.
Зеленеют склонов кручи,
Уходя под облака.
Как посмели вы, поручик,
Не доехать до полка?
Бронза греется на солнце,
Спят равнины зыбким сном.
Стриж стремительный несется
Над пехотным галуном.
Долг вам воинский поручен, —
Проскакав полтыщи верст,
Как посмели вы, поручик,
Повернуть на Пятигорск?
Пикники и пьянки в гроте,
Женщин томные глаза…
Ваше место — в вашей роте,
Где военная гроза.
Там от дыма небо серо,
Скачут всадники, звеня.
Недостойно офицера
Уклоняться от огня.
Ах, оставьте скуку тыла
И картежную игру!
Зря зовет вас друг Мартынов
Завтра в гости ввечеру.
На курорте вы не житель,
В деле было бы верней.
Прикажите, прикажите
Поутру седлать коней!

М. Ю. Лермонтов. В. Поляков, Р. Гончар
Зиновьев Н.
Лермонтов
Огоньки Пятигорска.
Годы как облака.
Сколько в жизни их? Горстка?
Или всё же века?
Ах, как все надоели!
Он подтянут и строг.
До последней дуэли
Ещё несколько строк.
Он коварен, как Демон,
И печален, как Бог,
Меж землёю и небом
Не вмещается вздох.
Ветку ветер колышет,
Пусто, гулко в груди.
Он садится и пишет.
Смерть уже позади.
Лермонтов в ментике лейб-гвардии Гусарского полка. Картина Петра Заболотского (1837)
Ростопчина Е.
Михаилу Юрьевичу Лермонтову
Есть длинный, скучный, трудный путь…
К горам ведет он, в край далекий;
Там сердцу в скорби одинокой
Нет где пристать, где отдохнуть!
Там к жизни дикой, к жизни странной
Поэт наш должен привыкать,
И песнь и думу забывать
Под шум войны, в тревоге бранной!
Там блеск штыков и звук мечей
Ему заменят вдохновенье,
Любви и света обольщенья
И мирный круг его друзей.
Ему — поклоннику живому
И богомольцу красоты —
Там нет кумира для мечты,
В отраду сердцу молодому!..
Ни женский взор, ни женский ум
Его лелеять там не станут;
Без счастья дни его увянут…
Он будет мрачен и угрюм!
Но есть заступница родная
С заслугою преклонных лет, —
Она ему конец всех бед
У неба вымолит, рыдая!
Но заняты радушно им
Сердец приязненных желанья, —
И минет срок его изгнанья,
И он вернется невредим!
Неизвестный художник
Дементьев Андрей
Лермонтов и Варенька Лопухина
Они прощались навсегда,
Хотя о том пока не знали.
Погасла в небе их звезда,
И тихо свечи догорали.
«Я обещаю помнить Вас…
Дай Бог дожить до новой встречи…»
И каждый день и каждый час
Звучать в нем будут эти речи.
Она его не дождалась,
С другим печально обвенчалась.
Он думал:»Жизнь не удалась…»
А жизнь лишь только начиналась.
Он ставит в церкви две свечи.
Одна — за здравие любимой,
Чтоб луч ее мерцал в ночи,
Как свет души его гонимой.
Свечу вторую он зажег
За упокой любви опальной.
И, может, пламя горьких строк
Зажглось от той свечи печальной?
Две горьких жизни …
Два конца…
И смерть их чувства уравняла,
Когда у женского лица
Свеча поэта догорала.
Портрет М.Ю.Лермонтова. К.И.Рудаков. 1940 г. Бумага, акварель.
Дементьев А.
Перед дуэлью
В Железноводск пришла весна,
Скорей похожая на осень.
Я все дела свои забросил.
И нас дорога понесла.
Висели тучи низко-низко.
Ручей под шинами пропел.
Фонарь, как вялая редиска,
В тумане медленном алел.
На повороте у дороги
Стоял обычный старый дом.
И сердце замерло в тревоге,
Как будто жил я в доме том.
Звенели женщины посудой.
Кому-то было недосуг.
…В то утро Лермонтов отсюда
Верхом помчался на Машук.
Печально я гляжу на наше поколенье... Илл. к стихотворению. Леонид Пастернак
Ладыженский Владимир
На могиле Лермонтова
Как море, гладь степей раскинулась кругом,
Лишь изредка мелькнет убогое селенье,
И церковь бедная, с сияющим крестом,
На мирные поля зовет благословенье
Так вот куда, певец, всевластною мечтой
Так часто мысль тебя, тоскуя, уносила,
Загубленный пророк страны моей родной, —
Великий Лермонтов, так вот твоя могила!
Цветущие поля ласкают жадный взор:
Вот старый дом, и сад, и милые Тарханы,
И роща вдалеке, а там опять простор,
Где вечером в степи синеются туманы.
Как стая птиц — на юг несутся облака,
И если твой привет с собой в страну изгнанья,
К Казбеку вечному снесут издалека,
То скажут, что поэт давно забыл страданья.
Что горе спить в земле, и что могильный сон
Ни клевета друзей, ни зависть не встревожит,
Что роем светлых грез покой твой окружен
И злоба самая развеять их не сможет.
Но если б иногда страны своей родной
Ты мог бы видеть жизнь — проснулось бы мученье:
Печально б ты глядел с щемящею тоской,
На племя жалкое, на «наше поколенье».
Напрасно протекли привычной чередой
Полвека долгого томительные годы,
Бесславен, как и встарь, наш скучный путь земной
И сами мы бежим от счастья и свободы.
Лишь наглой дерзостью твой слух бы поразил
Разнузданных страстей пир далеко не новый,
И с головы венец певца, венец терновый, —
Ты сам сорвал бы и разбил.
Источник
Лермонтов в Пятигорске. Г. Киракозов
П. Антокольский
 Гроза в Пятигорске
 Гроза разразилась и с юноши мёртвого
 Мгновенно сорвала косматую бурку.
 Пока только гром наступленье развёртывал,
 А страшная весть понеслась к Петербургу.

 Железные воды и кислые воды
 Бурлили и били в источниках скал.
 Ползли по дорогам коляски, подводы,
 Арбы и лафеты. А юноша спал.

 Он спал, ни стихов не читая, ни писем,
 Не сын для отца и у века не пасынок.
 И не был он сослан и не был зависим
 От гор этих, молниями опоясанных.

 Он парусом где-то белел одиноким,
 Иль мчался по круче конем легконогим,
 Иль, с барсом сцепившись, катился, визжа,
 В туманную пропасть. А утром, воскреснув,
Гулял у чеченцев в аулах окрестных,
 Менялся кинжалом с вождём мятежа.

 Гроза разразилась. Остынув от зноя,
 Машук и Бештау склонились над юношей,
 Одели его ледяной сединою,
 Дыханьем свободы на мёртвого дунувши:

 "Спи, милый товарищ! Окончилось горе.
 Сто лет миновало – мы снега белей.
 Но мы, старики, – да и все в Пятигорье, –
 Отпразднуем грозами твой юбилей";

 И небо грозовым наполнится рокотом,
 И гром-агитатор уснувших разбудит.
 А время? А смерть? – пропади они пропадом!
 Их не было с нами. И нет. И не будет.
Источник
Поэт в форме Тенгинского пехотного полка. Литография В. Бахмана (1860 г.) по акварели Горбунова.
Александр Кушнер
Поговорить бы тихо сквозь века
С поручиком Тенгинского полка
И лучшее его стихотворенье
Прочесть ему, чтоб он наверняка
Знал, как о нем высоко наше мненье.

А горы бы сверкали в стороне,
А речь в стихах бы шла о странном сне,
Печальном сне, печальней не бывает.
“Шел разговор веселый обо мне” —
На этом месте сердце обмирает.

И кажется, что есть другая жизнь,
И хочется, на строчку опершись,
Ту жизнь мне разглядеть, а он, быть может,
Шепнет: “За эту слишком не держись” —
И руку на плечо мое положит.
Одна из картин, подписанных как работа  неизвестного мастера, может являться подлинным произведением самого поэта
Александр Коваленко
Лермонтов в Пятигорске
Дом не велик, почти простая хата.
Давно погасла в горнице свеча.
Клен у крыльца разросся в два обхвата,
Засохла под окошком алыча.

Пропал, исчез из дома постоялец
И до сих пор коня не расседлал;
Следы его в долинах затерялись,
Ушли в лазурь, за дальний перевал.

Его теперь и смерть не может встретить
И, не вникая в давнюю беду,
Играют на песке горячем дети
У памятника в городском саду.

Но глядя на венок из бронзы тяжкой,
На лиру, победившую века,
Все чудилась мне белая фуражка,
Забытая на склоне Машука.

Над ней трава все также зеленела,
Сновали полосатые шмели,
Когда дождем исхлестанное тело
Солдаты на телеге увезли.
........................................................
Прилежно говорят экскурсоводы
О зависти, о ссоре роковой,
О творческом пути певца свободы,
Оборванном злодейскою рукой;

О том, что был он дерзок и запальчив,
Незащищен, доступен для обид,
Что здесь убит, по сути дела, мальчик,
Седой историограф говорит.

Наверно, и сейчас те речи длятся,
Умны, честны, и в том сомнений нет –
Их слушая, нельзя не сомневаться,
Что Лермонтов, конечно, был поэт.

Портрет Лермонтова. Ал Парамонов
Николай ДОРИЗО
Лермонтов
О, Лермонтов... Непостижимо это. 
Над ним сам дух пророчества витал, 
Когда поэт
                     в стихах «На смерть Поэта» 
Свою дуэль и смерть предугадал. 
Он едет в ссылку степью да лесами 
Навстречу скорой гибели своей, 
И рассыпается лихими бубенцами 
Тоска
           дорожных однозвучных дней. 
О, как ему на свете одиноко! 
С людьми он неуживчив, ядовит. 
Лишь Пушкина,
                         как бога, как пророка, 
Сняв бережно с креста, боготворит. 
Боготворит с такою болью нежной, 
Что только он смог выразить её,
Предчувствуя в его судьбе мятежной 
И гибель, и бессмертие своё.
Лермонтов Михаил Юрьевич. Портрет Лермонтова в гробу 15 июля 1841 года Гравюра Ивана МАТЮШКИНА
Шевырев Степан
НА СМЕРТЬ ЛЕРМОНТОВА
Не призывай небесных вдохновений
На высь чела, венчанного звездой;
Не заводи высоких песнопений,
О юноша, пред суетной толпой.
Коль грудь твою огонь небес объемлет
И гением чело твое светло, -
Ты берегись: безумный рок не дремлет
И шлет свинец на светлое чело.
О, горький век! Мы, видно, заслужили,
И по грехам нам, видно, суждено,
Чтоб мы теперь так рано хоронили
Всё, что для дум прекрасных рождено.
Наш хладный век прекрасного не любит,
Ненужного корыстному уму,
Бессмысленно и самохвально губит
Его сосуд - и все равно ему:
Что чудный день померкнул на рассвете,
Что смят грозой роскошный мотылек,
Увяла роза в пламенном расцвете,
Застыл в горах зачавшийся поток;
Иль что орла стрелой пронзили люди,
Когда младой к светилу дня летел;
Иль что поэт, зажавши рану груди,
Бледнея пал - и песни не допел.
1841

Последний прижизненный портрет Лермонтова в сюртуке офицера Тенгинского пехотного полка. 1841 г. Художник К. А. Горбунов.
МИХАИЛ КИРИЛЛОВ
У памятника Лермонтову
Ты стоишь, не знающий покоя,
Молодой, уставший от дорог,
Думаешь над новою строкою –
Так, как ты лишь думать мог.
Ты ещё, наверно, не заметил:
Отшумели тысячи дождей,
Миновало более столетья
Бесконечной юности твоей.
Золотятся, как и прежде, нивы,
Пахнет воздух хлебом и жнивьём.
Голос твой свободно и счастливо
Входит гостем в каждое жильё.
Жить и жить в граните и металле
Вечно юной пламенной душе!
Слышишь, как деревья зашептали:
«С днём рожденья, дорогой Мишель…».

Лермонтов. Художник Рудольф Паранюшкин
Неизвестный автор
На склоне горы у овражка,
На желтых колючках травы,
Он мертвый лежит и фуражка
Скатилась с его головы.

Легко ли из века другого
Кричать не окинувшись вслед.
Ай какже от сердца такого
Никто не отвел пистолет.

Пустынное место дуэли,
Одни секунданты и те
Друг другу в глаза не глядели
В бездушной своей суете.

Лишь громом катясь с перевала
И падая с неба гроза,
До ночи его целовала,
Вся в ярости. в светлых слезах.

Есть низенький домик,
Он крышей касался не раз облаков,
Давно этот домик не слышал
Порою знакомых шагов.

В том городе людно стало,
Но улицы ночью тихи,
И Лермонтов с пьедестала
Читает звездам стихи.
Книжные иллюстрации
В XXI веке командование Северо-Кавказским военным округом наградило отважного командира боевого спецотряда М.Ю. Лермонтова орденом «За боевые заслуги».
Е. Донская
КОМАНДИР «ЛЕТУЧЕЙ СОТНИ»
Вершины снежные, вдали парит стервятник.
Ущелье скрылось в пелене, опасности тая.
Обрыв скалистый, по тропе несётся всадник,
Ища в горах свою разгадку тайны бытия.

На поясе кинжал, сюртук без эполет.
Бунтарь. Лихой вояка с опытом стратега,
Провидец и художник, прозаик и поэт…
Как мало жил он… Только четверть века.

Двору и обществу бездарному не нужен был
Мятежный гений, отвергавший лицемерие.
«Отбыть, вновь, на Кавказ» - приказ он получил.
Добиться так пытались от него смирения.

Мир вековечных гор стал для него судьбой…
Поручик с гордой русско-кельтской кровью
Всегда был впереди «летучей сотни» удалой,
Бойцы которой почитали лишь войну и волю.

Опасности встречал с отвагой бесшабашной.
Под песни пуль, джигитов брань, казачий гик,
Сходился насмерть в схватке рукопашной,
И становился Стиксом горный Валерик.

В бою судьба его любовно берегла,
Но не успела отвести руку бесчестия
Перед грозой, на южном склоне Машука,
Где шесть шагов от жизни до бессмертия.

На белый лист ложатся строки:
«Под небом места много всем…»
2014 г. 
Книжные иллюстрации
М. Сырникова
Н . Мартынову
На много лет поэта пережив,
Всю жизнь потом пытался оправдаться.
Но что изменишь? ТЫ его убил!
И на дуэли ТЫ хотел стреляться!

Причин искать потомкам никчему-
Поэт убит. За ним закрылись двери.
Он Моцарт. Ты же, судя по всему.
Останешься навек его Сальери.
Источник

Александр Кушнер
Каких стихов лишились мы,
Какой благоуханной прозы!
Нам их не вызволить из тьмы.
Казбек их взял как бы взаймы,
Читают ветры их и грозы... 
Источник картин
Белинский посещает М.Ю. Лермонтова на гауптвахте в Ордонансгаузе, 1961 год. Белинский у Одоевcкого, 1946. Художник Борис Лебедев
Интересные ссылки
К 205-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова
Картины М. Ю. Лермонтова
«Его молитва — это плач сокрушенного сердца...»
9 мифов о Лермонтове

4 комментария:

  1. Людмила Борисовна, здравствуйте! Великолепная подборка! Столько стихов, портретов Лермонтова. Добавлю ссылку на Ваш блог в блоге "КЛУБ ДРУЗЕЙ КНИГ" в сообщении о юбилее Лермонтова. Спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Людмила Федоровна, здравствуйте!
      Несколько дней сидела над этой подборкой, настолько увлеклась! И стихи, и портреты Лермонтова - многое видела и читала впервые. Особенно портреты Лермонтова разных художников поразили. Какой глубоко страдающий и печальный получился портрет Лермонтова у 15-летней девочки! Вот прошел юбилей, а Лермонтов не отпускает...
      Спасибо Вам огромное за ссылочку, очень хочется, чтобы материал был востребован. К сожалению, к самому юбилею не успела...
      Удачи Вам, здоровья, радости, добра и солнечного настроения!

      Удалить
  2. Людмила Борисовна, добрый вечер! Спасибо за стихи, прекрасные портреты. Читала с большим удовольствие! Очень тронули, до глубины души!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина Рудольфовна, здравствуйте!
      Очень рада, что Вам тоже понравились стихи о Лермонтове. А некоторые картины я видела впервые. Как интересно по-разному видят Лермонтова художники...
      Спасибо большое за отзыв, за внимание к блогу. Удачи, успехов, здоровья, добра и всех благ!

      Удалить

Новинки поэзии

«Ушли на рассвете: Судьба и стихи» -  новая книга Дмитрия Шеварова Дорогие друзья! К 75-летию Победы вышел сборник «Ушли на рассвет...