среда, 1 сентября 2021 г.

К 80-летию со дня смерти Марины Цветаевой

«Марина Цветаева – 
неоплатная наша вина, но и любовь наша навечная.
Поэт может быть бездомным, но стихи – никогда».
Евгений Евтушенко.
31 августа 2021 года, литературный мир России отмечает 80-летие со дня смерти выдающейся поэтессы Серебряного века Марины Ивановны Цветаевой. В истории отечественной поэзии её имя всегда будет занимать особое достойное место, творчество её дорого и любимо многими читателями, поклонниками её неординарного и великого таланта. «Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черёд» — писала она о себе. Как показало время, стихи Цветаевой и сегодня притягивают, зачаровывают, захватывают, и мы не перестаём удивляться, изумляться полёту её души.
Предлагаем вашему вниманию часть материалов из библиографического очерка, посвящённого жизни и творчеству Марины Цветаевой. Его составляла в 2017 г. (к 125-летию Марины Цветаевой).
Хочется надеяться, что пронзительное и страстно-трагическое творчество великой женщины-поэта затронут душу и сердца молодых читателей, откроют дверь в волшебную «цветаевскую страну».
Как и сама ты предсказала,
Лучом, дошедшим до земли,
Когда звезды уже не стало,
Твои стихи до нас дошли.
……………………………………
Пусть безогляден был твой путь
Бездомной птицы-одиночки,-
Себя ты до последней строчки
Успела родине вернуть.
С. Маршак. Из стихотворения «Марине Цветаевой»
Марина Цветаева… Её как-то неловко называть «поэтессой». Она была великим русским поэтом-женщиной. Если Ахматова – хранительница русских классических традиций, то Цветаева – новатор, взрывная поэтическая сила которой беспредельна. Стихи её похожи на могучую Ниагару страсти, боли, метафор, музыки. В её поэзии есть что-то от старинных русских наговоров и причитаний. Гений Марины Цветаевой чувствуется и в её стихах, прозе, статьях, переписке и в человеческом поведении. Она обладала внутренней силой гиганта-молотобойца, и эта сила, заключенная в хрупкую женскую оболочку, разорвала её.

Тайна поэзии Марины Цветаевой… Сегодня это имя знакомо каждому. Хотя ещё лет 40 – 50 назад его мало кто знал. Даже гибель Марины Ивановны 31 августа 1941 года не вызвала откликов в прессе, хоронили её чужие люди, свезли гроб на кладбище, не отметив могилы.

Проникновение в сложный и многоликий мир поэзии Марины Цветаевой открывает нам истины бытия, непреходящие человеческие ценности, помогает познать себя. Но познание будет неполным без сопричастности к жизни самой Цветаевой, без ощущения атмосферы её бытия.
Исключительность, одарённость Марины Цветаевой проявляется уже в раннем детстве: «Четырёхлетняя моя Маруся, - записывала в своём материнском дневнике Мария Александровна, - ходит вокруг меня и все складывает слова в рифмы», а любимые произведения маленькой девочки – «Цыганы» и «Евгений Онегин» Пушкина, из которых она выносит главное для себя – стремление к любви самоотречённой, «несчастной – единоличной – всей на себя взятой». Впоследствии этот роковой дар проявится не только в поэзии, но и в жизни самой Марины: выйдя замуж за Сергея Эфрона в 1912 году и проведя с ним пять-шесть счастливых лет, она должна будет мужественно переносить долгосрочные разлуки с мужем, омраченные страхом его потерять, переживаниями о его участи белого офицера.
С. Эфрон и М. Цветаева. 
Характер у Цветаевой был трудный, неровный, неуступчивый. Илья Эренбург, хорошо знавший её в молодости, говорил: «Марина Цветаева совмещала в себе старомодную учтивость и бунтарство, пиетет перед гармонией и любовь к душевному косноязычию, предельную гордость и предельную простоту. Её жизнь была клубком прозрений и ошибок».

Судьба не была милостива к Цветаевой ни в детстве, ни в молодости, ни в зрелые годы. И в самые тяжкие минуты боли и потерь она находила спасение в творчестве. Это была возможность уйти в мир любви, верности, человечности, где «всё сбывается», забыв мерзости и горести настоящей жизни, уйти в мир поэзии, на «седьмое небо».

Со страстной убеждённостью провозглашённый ею в ранней юности жизненный принцип: быть только самой собой, ни в чём не зависеть ни от времени, ни от среды – обернулся в дальнейшем неразрешимыми противоречиями трагической личной судьбы.
Самая резкая, самая глубокая черта её человеческого характера – своеволие, постоянное стремление быть «противу всех», оставаться «самой по себе». Строптивость порой толкала Цветаеву на крайние поступки. Она сама признавалась: «Моё дело – срывать все личины, иногда при этом задевая кожу, а иногда и мясо». По стихам 1917 – 1920-х годов можно судить о душевных страданиях поэта. Уже в начале революции Цветаева разделила судьбу той части интеллигенции, которая обрекла себя на духовный плен эмиграции.

Жизнь вне России – это крик страдания, боли, тоски, отчаяния и неискупимой вины: перед собой, перед родиной. И лишь короткие мгновения счастья скрашивают состояние безысходности. После рождения сына в 1925 году Марина Цветаева испытывает обострённое чувство вины перед ним за отнятую Родину, что запечатлелось в цикле стихов «К сыну» и явилось толчком к возвращению в Россию, оказавшемуся роковым для семьи Марины Цветаевой.
М. Цветаева  с  Муром (сыном  Георгием). 1933 г.
Жизнь М. Цветаеву не баловала, она вобрала в себя много из того, что суждено было пережить русскому человеку – младшая дочь Ирина погибла в приюте от голода, муж расстрелян НКВД, дочь Ариадна оказалась в гулаговских лагерях. Ей было 29 лет, когда она уехала из России, 47 лет исполнилось через 3 месяца после возвращения на Родину. Эмиграция оказалась тяжким для неё временем, а под конец и трагическим.
М. Цветаева в 1940 г.
М. Цветаева в 1941 г.
Цветаева не хотела возвращаться в Россию («Можно ли вернуться / В дом, который срыт?»). Она очень хорошо понимала, чем «плохо» здесь отличается от «плохо» там: «Здесь я не нужна, там - невозможна. Здесь меня не печатают, там – не дадут писать».
Но муж, Сергей Эфрон, рвался в Советскую Россию и готов был заплатить за это любую цену. Он начинает тайно сотрудничать с НКВД. После выполнения сложного задания он совершает побег в СССР, который организовала советская разведка.

Цветаева знала одно: если муж туда вернётся, она последует за ним, как в 1922 году последовала к нему за границу. 12 июня 1939 г. Цветаева уехала в СССР. Семья наконец воссоединилась, но это последнее счастье длилось недолго: в августе 1939 г. арестовали дочь Ариадну, а в октябре – мужа, которые подверглись страшным пыткам.
Сергей Яковлевич дважды в тюрьме пытался покончить с собой, но никого не оговорил. «Сероглазый гений», как в семье звали Сергея Эфрона, был расстрелян, а Ариадна провела 16 лет в сталинских лагерях.
Георгий и Ариадна Эфрон
Начавшаяся война привела поэта в состояние паники, безумного страха за сына, полной безысходности. Тогда-то, вероятно, и начала слабеть её воля к жизни… 8 августа 1941 г. Цветаева с Муром уехали пароходом из Москвы в эвакуацию, восемнадцатого прибыли в Елабугу на Каме. Навис ужас остаться без работы. 31 августа 1941 г., когда все ушли из дома, Марина Ивановна Цветаева повесилась. Она оставила три записки: тем, кто будет её хоронить, Асеевым и сыну: "Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик".
Дом, в котором повесилась Марина Цветаева
Дом-музей М. Цветаевой сегодня
Здесь, у последней черты, все чувства её достигли своего абсолюта. Тоска полнейшего одиночества и заброшенности; предстоящие впереди мрак и зима в глуши; трагическое ощущение собственной ненужности, ненадобы, беспомощности; роковое убеждение, что она ничего не умеет; паралич воли; страх за сына, которого она невольно втягивала в лабиринт отчаяния и безнадежности…Через три года Муру суждено будет погибнуть на войне.

Марина Цветаева похоронена на Петропавловском кладбище в г. Елабуге. Точное расположение ее могилы неизвестно. На той стороне кладбища, где находится ее затерявшаяся могила, в 1960 году сестра поэтессы, Анастасия Цветаева, установила крест, а в 1970 году было сооружено гранитное надгробие. В 1990 году патриарх Алексий II дал благословение на отпевание Цветаевой (отпевание состоялась в день пятидесятой годовщины кончины Марины Цветаевой в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот), тогда как отпевать самоубийц в РПЦ запрещено.
Храм Вознесения Господня у Никитских ворот в Москве.
Основанием для того послужило прошение Анастасии Цветаевой, а с нею — группы людей, в том числе диакона Андрея Кураева, к патриарху.
Марина Цветаева ушла из жизни, когда в ней погасли остатки последней энергии. Жизнь задувала этот огонь со всех сторон…
Предполагаемая могила М. Цветаевой
Памятник М. Цветаевой в Москве
Ушёл Гениальный Поэт и великий человек. Память её жива: в России существуют несколько музеев Марины Цветаевой, существуют сайты, посвящённые её творчеству, Цветаевские клубы. Почти в каждой семье есть томик её стихов. Поэт пережил своё время и отпустил свои стихи в Вечное плавание…
Тише, тише, тише,
Век мой громкий!
За меня потоки –
и потомки.
Марина Цветаева
СТИХИ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ
Знаю, умру на заре! На которой из двух,
Вместе с которой из двух - не решить по заказу!
Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!
Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!
Пляшущим шагом прошла по земле!- Неба дочь!
С полным передником роз!- Ни ростка не наруша!
Знаю, умру на заре!- Ястребиную ночь
Бог не пошлет по мою лебединую душу!
Нежной рукой отведя нецелованный крест,
В щедрое небо рванусь за последним приветом.
Прорезь зари - и ответной улыбки прорез...
- Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!
Вчера ещё в глаза глядел
Вчера ещё в глаза глядел,
А нынче — всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Всё жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

И слезы ей — вода, и кровь —
Вода,- в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера еще — в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал — колесовать:
Другую целовать»,- ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе — я сделала?

Всё ведаю — не прекословь!
Вновь зрячая — уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Самo — что дерево трясти! —
В срок яблоко спадает спелое…
— За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала!
Дружить со мной нельзя
Дружить со мной нельзя, любить меня – не можно!
Прекрасные глаза, глядите осторожно!
Баркасу должно плыть, а мельнице – вертеться.
Тебе ль остановить кружащееся сердце?
Порукою тетрадь – не выйдешь господином!
Пристало ли вздыхать над действом комедийным?
Любовный крест тяжел – и мы его не тронем.
Вчерашний день прошел – и мы его схороним.
Осыпались листья
Осыпались листья над Вашей могилой,
И пахнет зимой.
Послушайте, мертвый, послушайте, милый:
Вы все-таки мой.

Смеетесь! — В блаженной крылатке дорожной!
Луна высока.
Мой — так несомненно и так непреложно,
Как эта рука.

Опять с узелком подойду утром рано
К больничным дверям.
Вы просто уехали в жаркие страны,
К великим морям.

Я Вас целовала! Я Вам колдовала!
Смеюсь над загробною тьмой!
Я смерти не верю! Я жду Вас с вокзала —
Домой!

Пусть листья осыпались, смыты и стерты
На траурных лентах слова.
И, если для целого мира Вы мертвы,
Я тоже мертва.

Я вижу, я чувствую,- чую Вас всюду,
— Что ленты от Ваших венков! —
Я Вас не забыла и Вас не забуду
Во веки веков.

Таких обещаний я знаю бесцельность,
Я знаю тщету.
— Письмо в бесконечность.
— Письмо в беспредельность. —
Письмо в пустоту.
Над Феодосией угас
Над Феодосией угас
Навеки этот день весенний,
И всюду удлиняет тени
Прелестный предвечерний час.

Захлебываясь от тоски,
Иду одна, без всякой мысли,
И опустились и повисли
Две тоненьких моих руки.

Иду вдоль генуэзских стен,
Встречая ветра поцелуи,
И плятья шелковые струи
Колеблются вокруг колен.

И скромен ободок кольца,
И трогательно мал и жалок
Букет из нескольких фиалок
Почти у самого лица.

Иду вдоль крепостных валов,
В тоске вечерней и весенней.
И вечер удлиняет тени,
И безнадежность ищет слов.
Ты солнце в выси мне застишь...
Ты солнце в выси мне застишь,
Все звезды в твоей горсти!
Ах, если бы — двери настежь!—
Как ветер к тебе войти!
И залепетать, и вспыхнуть,
И круто потупить взгляд,
И, всхлипывая, затихнуть,
Как в детстве, когда простят…
СТИХ
Лежат они — написанные наспех,
Горячие от горечи и нег.
Между любовью и любовью распят
Мой миг, мой час, мой день, мой год, мой век.

И слышу я, что где-то в мире грозы,
Что амазонок копья блещут вновь…
А я — пера не удержу! Две розы
Сердечную мне высосали кровь.
Прохожий (Идешь, на меня похожий)
Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала – тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти – слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь – могила,
Что я появлюсь, грозя…
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились…
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, –
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли…
– И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.
Источник: Из поэтических сборников М. Цветаевой (указаны ниже в списке литературы)

СТИХИ, ПОСВЯЩЕННЫЕ МАРИНЕ ЦВЕТАЕВОЙ
Кирилл Ковальджи
«Марина Цветаева»
На Родину вернулась…
Сон дурной:
Муж, дочь, сестра –
Заложники ареста.
Нет кислорода на земле родной,
На необъятной нет под солнцем места.
На Родину вернулась…
Немота возмездием.
Теперь молчок. Могила.
Живые опечатала уста;
Отпрянула от белого листа:
- Не дай Господь, чтоб я заговорила!
Не дай Господь…
В опасности Москва.
К ней рвётся враг,
И дым ползёт прогорклый…
Чтоб не прорвались страшные слова,
Самой себе перетянула горло.
…………………………………
…Как больно, что смертельная беда
Неизлечима завтрашним лекарством
Бессмертия.
Не путать с государством,
На Родину вернулась – навсегда!
Борис Пастернак
Мне так же трудно до сих пор
Вообразить тебя умершей,
Как скопидомкой мильонершей
Средь голодающих сестёр.

Что сделать мне тебе в угоду?
Дай как-нибудь об этом весть.
В молчаньи твоего ухода
Упрёк невысказанный есть.

Всегда загадочны утраты.
В бесплодных розысках в ответ
Я мучаюсь без результата:
У смерти очертаний нет.

Тут всё – полуслова и тени,
Обмолвки и самообман,
И только верой в воскресенье
Какой-то указатель дан.

Зима – как пышные поминки:
Наружу выйти из жилья,
Прибавить к сумеркам коринки,
Облить вином – вот и кутья.

Пред домом яблоня в сугробе.
И город в снежной пелене –
Твоё огромное надгробье,
Как целый год казалось мне.

Лицом повёрнутая к Богу,
Ты тянешься к нему с земли,
Как в дни, когда тебе итога
Ещё на ней не подвели.
1943 г.
София Парнок
Смотрят снова глазами незрячими
Матерь Божья и Спаситель-Младенец.
Пахнет ладаном, маслом и воском.
Церковь тихими полнится плачами.
Тают свечи у юных смиренниц
В кулачке окоченелом и жестком.
Ах, от смерти моей уведи меня,
Ты, чьи руки загорелы и свежи,
Ты, что мимо прошла, раззадоря!
Не в твоем ли отчаянном имени
Ветер всех буревых побережий,
О, Марина, соименница моря!
5 августа 1915 г.
Георгий Адамович
Памяти Марины Цветаевой
Поговорить бы хоть теперь, Марина!
При жизни не пришлось. Теперь Вас нет.
Но слышится мне голос лебединый,
Как вестник торжества и вестник бед.

При жизни не пришлось. Не я виною.
Литература – приглашенье в ад,
Куда я радостно входил, не скрою,
Откуда никому – путей назад.

Не я виной. Как много в мире боли.
Но ведь и Вас я не виню ни в чём.
Всё – по случайности, всё – по неволе.
Как чудно жить. Как плохо мы живём.
(Это стихотворение опубликовано в «Новом журнале», 1971, №102, хотя было написано в 1970 году, незадолго до смерти Г. Адамовича, и как бы подводит итог всем прежним разногласиям с Цветаевой).
Дмитрий Шаховский
«Марина»
Ее стихи текли в ее руках.
И слышалась в прищуренной Марине
Обузданная смелость ветерка,
Легко гуляющего по пустыне.
Она держала беззащитный щит.
Безжалостно и вдохновенно-зорко
Она в стихах безумных говорит
Своей единственной скороговоркой.
Ей не хватило, может быть, крыла.
Но мы не знали, где любовь и милость,
И мы забыли, как она ушла
И над Елабугой остановилась.
В. Ионас
Вся — недосказанность и взрыв,
Вся — переполненность и мука,
Пружина сжатая, порыв,
Стрела, сорвавшаяся с лука,
Всё вместе — нежность и кинжал,
Зиянье бездны, пик вершины, —
Она сорвалась как обвал
В бессмертие своей кончины.
Ю. Иваск:
ПРОЩАНИЕ
И рая я не хочу, где все блаженно и чисто, — я так люблю лица, жесты...
Из письма Марины Цветаевой Максимилиану Волошину. 23 марта 1911 года. Москва.
Вы поняли: не осудили,
Благословили: и ушли.
Но не скажу, Марина: были
Еще вблизи Вы, не вдали.

Сплошными ватными снежками
Тогда играло Рождество
В Париже, не в Москве, над нами,
И предвещало торжество.

На вольной воле, где не знаю,
Аукнемся, уже без слов.
Но мне милей земля родная.
Я не готов. Я не готов.

И под раздавленной рябиной
Я продолжаю разговор
С сестрой — неистовой Мариной,
Живой и здешней до сих пор.
А. Белый:
Неисчисляемы
Орбиты серебряного прискорбия,
Где праздномыслия
Повисли тучи.
Среди них —
Тихо пою стих
В неосязаемые угодия
Ваших образов.
Ваши молитвы —
Малиновые мелодии
И —
Непобедимые
Ритмы.
Несколько цитат Марины Цветаевой
Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше — хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы — до всей моей души.

Женщины говорят о любви и молчат о любовниках, мужчины — обратно.

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

Стихи сами ищут меня, и в таком изобилии, что прямо не знаю — что писать, что бросать. Можно к столу не присесть — и вдруг — всё четверостишие готово, во время выжимки последней в стирке рубашки, или лихорадочно роясь в сумке, набирая ровно 50 копеек. А иногда пишу так: с правой стороны страницы одни стихи, с левой — другие, рука перелетает с одного места на другое, летает по странице: не забыть! уловить! удержать!.. — рук не хватает!
Творчество – общее дело, творимое уединенными.

Стихи и отрешают, и обольщают. То же сомнительное пойло, что в котле колдуньи…

Я найду в своих стихах
Всё, чего не будет в жизни.

Всеми моими стихами я обязана людям, которых любила – которые любили меня – или не любили…

Как таковой жизни я не люблю, для меня она начинает значить, обретать смысл и вес — только преображенная, т. е. — в искусстве. Если бы меня взяли за океан — в рай — и запретили писать, я бы отказалась от океана и рая.
Целому морю – нужно всё небо,
Целому сердцу – нужен весь Бог.

Грех не в темноте, а в нежелании света.

Дети сначала любят, потом судят, а потом жалеют родителей.

Любимые вещи: музыка, природа, стихи, одиночество.

О мир, пойми! Певцом –
во сне – открыты
Закон звезды и формула цветка.
Жизнь – вокзал… жизнь есть место, где жить нельзя.

В диалоге с жизнью важен не её вопрос, а наш ответ.

Настанет день, когда и я исчезну с поверхности земли…

Женщина, не забывающая о Генрихе Гейне в тот момент, когда в комнату входит её возлюбленный, любит только Генриха Гейне.
Афоризмы Серебряного века / составитель Л. В. Томутова. – Санкт-Петербург : Паритет, 2007. – 256 с. : ил.
Книги Марины Цветаевой, имеющиеся в библиотеке
Цветаева, М. И. Сочинения: В 2 т. Т.1: Стихотворения, 1908-1941. Поэмы. Драматические произведения / М. И. Цветаева. – Москва : Художественная литература, 1988. – 719 с.

Цветаева, М. И. Сочинения: В 2 т. Т.2: Проза. Письма / М. И. Цветаева. – Москва : Художественная литература, 1988. – 639 с.

Цветаева, М. И. Избранное / Марина Цветаева. – Смоленск : Русич, 2008. – 592 с. – (Библиотека поэзии).

Цветаева, М. И. Избранное / Марина Цветаева. – Москва :Аделант, 2011. – 288 с. – (В мире поэзии).

Цветаева, М.И. Автобиографическая проза / Марина Цветаева; коммент. А. А. Саакянц. – Москва : Советская Россия, 1991. – 352 с. – (Библиотечная серия).

Цветаева, М. И. Душа и имя : [стихотворения] / Марина Цветаева. – Санкт-Петербург : Амфора ; Москва : ИД Комсомольская правда, 2012. – 240с. – (Великие поэты).

Цветаева, М. И. Каждый стих – дитя любви… / Марина Цветаева. – Москва : АСТ : Астрель, 2011. – 256 с. – (Стихи о любви).

Цветаева, М.И. Мой Пушкин: сборник / Марина Цветаева ;подгот. текста и коммент. А. Эфрон, А. Саакянц. – 3-е изд., доп. – Москва : Советский писатель, 1981. – 224 с.

Цветаева, М.И. Проза / Марина Цветаева ;сост., авт. прим. и коммент. А. А. Саакянц. – Москва : Современник, 1989. – 590 с.

Цветаева, М.И. Стихотворения / Марина Цветаева ; сост. и автор вступ. статьи А. Михайлов. – Москва : Детская литература, 1990. – 191 с. – (Школьная библиотека).

Цветаева, М.И. Стихотворения и поэмы / Марина Цветаева.– Волгоград : Нижне-Волжское книжное издательство, 1989. – 480 с.

Цветаева, М.И. Театр / Марина Цветаева ; вступ. статья П. Антокольского ; сост., подгот. текста и коммент. А. Эфрон и А. Саакянц. – Москва: Искусство, 1988. – 382 с.
Издания о жизни и творчестве Марине Цветаевой, имеющиеся в библиотеке
«Я счастлива жить образцово и просто:
Как солнце – как маятник – как календарь.
Быть светской пустынницей стройного роста,
Премудрой – как всякая Божия тварь»
Марина Цветаева

КНИГИ:
Кудрова, И. В. Вёрсты, дали…: Марина Цветаева: 1922-1939. / Ирма Кудрова. - Москва : Советская Россия, 1991. – 368 с.

Саакянц, А. А. Марина Цветаева: Страницы жизни и творчества(1910 – 1922). / Анна Саакянц. – Москва : Советский писатель, 1986. – 352 с.

Цветаева, А. Воспоминания / Анастасия Цветаева. – 3-е изд., доп. –Москва : Советский писатель, 1983. – 768 с.

Швейцер, В. А. Марина Цветаева / Виктория Швейцер. – 3-е изд. – Москва : Молодая гвардия, 2009. – 591 с. : ил. – (Жизнь замечательных людей : вып.1180).

Эфрон, А. О Марине Цветаевой : воспоминания дочери / Ариадна Эфрон ;сост. и автор вступ. статьи М.И. Белкина. – Москва : Советский писатель, 1989. – 480 с.

Эфрон, Г. Дневники. В 2 т. / Георгий Эфрон ; издание подготовили Е. Б. Коркина и В. К. Лосская. – Москва : Вагриус, 2004.
Т.1. 1940-1941 гг. 560 с.
Т.2. 1941-1943 гг. 368 с.
ПЕРИОДИКА:
Бахор, Т. А. «И что тому костёр остылый…»: любовная лирика Марины Цветаевой. 11-й кл. / Т. А. Бахор // Уроки литературы. – 2007. - №6. – С.14-16.

Минералова, И. Г. О стиле Марины Цветаевой / И. Г. Минералова // Литература в школе. – 2003. - №9. – С.7-11.

Орлова, О. А. Два стихотворения – два мира : А. Ахматова и М. Цветаева / О. А. Орлова // Литература в школе. – 2008. - №3. – 6.

Тарасова, Л. А. Стихотворение Марины Цветаевой «Бабушке» / Л. А. Тарасова // Литература в школе. – 2012. - №4. – 18-19.

Чупрова, Т.А. Читаем Цветаеву / Т.А. Чупрова // Литература в школе. – 2003. - №9. – С.37-41.

Эфрон, А. О Марине Цветаевой : воспоминания дочери / Ариадна Эфрон // Уроки литературы. – 2013. - №5. – С.13-15.

2 комментария:

  1. Одна из лучших поэтесс. Тонкая душа, удивительные строки, трагический финал.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Людмила Александровна, здравствуйте!
      Спасибо за отзыв и то, что заглянули в гости. Искренне рада Вам.
      Не могла пройти мимо трагической юбилейной даты Марины Цветаевой. Готовила пост и читала материалы из ссылочек. Особенно поразили отрывки из дневников сына Цветаевой Георгия. Какой максимализм, эгоизм и непонимание значения творчества матери для литературы, её гениальности...Действительно была тупиковая ситуация, такая безысходность...Просто страшно...
      Захотелось перечитать ее строки о жизни, о любви..

      Удалить

К 80-летию со дня смерти Марины Цветаевой

«Марина Цветаева –  неоплатная наша вина,  но и любовь наша навечная. Поэт может быть бездомным,  но стихи – никогда». Евгений Евтушенк...